» » Первый смотритель - "Живущие в дороге" (Фантастическая, постапокалиптическая повесть. Об айтишниках, для айтишников и не только.)
Сегодня, 08:24

Первый смотритель - "Живущие в дороге" (Фантастическая, постапокалиптическая повесть. Об айтишниках, для айтишников и не только.)

Категория: блоги

Часть I – И медведей учат.


Глава 1 - Домой


I


Россия, Архангельская область
Северодвинск
Март 2036 г.

- Сколько на 12 вольтах?
- 11.1
- Давай, зараза, еще чуть-чуть!

В заброшенной серверной комнате трое. Двое в рабочей одежде и представитель заказчика. Обычно, между собой его называли просто "заказчиком". Счет на оплату это человек не подписывал, но визировал абсолютно обязывающий к оплате документ – акт выполненных работ.

- Сколько?!
- 11.05
- Ну, падла! Еще два процента!

Уже немножко старенький сервер выполнял ресурсоемкую процедуру – выгрузку резервной копии системы управления предприятием. «Выгружателям» было пофиг – что за предприятие, кто заказчик. Решить задачу, а остальное… Задач достаточно много, чтобы задумываться над каждой.

- Есть!
- Вася, у меня уже 11.6.
- Еще бы, процы то больше не молотят.

«Вася» повернулся к «заказчику».

- Куда вам?
- Вот две флешки. Для надежности.

Для надежности! Опять же – плюнуть, растереть и размазать. Как только флешки у заказчика - он подписывает вожделенную бумажку, а там уж будь что будет.

- Шамиль, я сгружаю, заполняй акты.
- Уже начал.
- Я переодеваюсь. Еще на забудь снять наш жесткий диск.

Но сначала Вася, он же Василий, он же Василий Николаевич, он же В.Н. Песочников, уже положил голову на угол серверного шкафа. Там много всякого интересного. Опять же на-пле-вать! Не только из-за того, что работа сделана. Кое-кто давно называл его даже Васенькой. Давно. Пора переодеваться, менять одежду на что-то общегражданское.

- Все – Вася отдавал заказчику флешки – база сгружена, у вас две копии. Все нормально?
- Конечно – расплылся в улыбке заказчик – сейчас все подпишу! До вокзала вас подкинуть?
- Не откажемся – Песочников уверенно сказал за себя и за напарника.

II


На меленькой привокзальной площади высадили из небольшой Hyundai. С самым обычным атмосферным двигателем. Все «ультра экономичные» машины с турбомоторами давно на свалках после разной степени каннибализации.

После событий начала 30-х в вокзале абсолютно «старинные» окошки предварительной продажи билетов. В кассе приветливая кассирша с характерным северным говором.

- Здравствуйте, мальчики!
- И вам не хворать. Нам два купе. Середина вагона, один вниз, другой – вверх. Сначала до Москвы, потом до Махачкалы.
- Тут проблемка, связи с Москвой нет. На Москву я вам напечатаю, а дальше в Вологде попробуйте.
- Ясно. Шамиль, найди нам что пожевать, я расплачусь.

С Москвой связи нет. Когда Васе была интересна «внутренняя кухня» железнодорожников, он выяснял, как они выворачиваются в таких случаях. Ведь кроме пассажиров едущих из конца в конец есть и другие.

- Вот, пожалуйста, два билета. Восьмой вагон, верхняя и нижняя полка, отправление в 20:00, прибытие в 19:50. 263 рубля.

Про себя Песочников думал, что все просто отлично. До отправления 4 часа, в Москве за полтора часа только перебраться с Ярославского на Казанский, а там – домой. В первый раз за год.

- Вась, выбор не очень – сосиски в тесте, котлеты по-киевски и гамбургеры.
- Попрет.

В куртке лежал особо важный предмет. Кетчуп! Паршивый до невозможности им можно сдобрить вкус местного «общепита».

- Как мне надоели это поезда!
- Ты ведь все уже, уходишь на «нормальную работу», и больше никуда не ездить.
- Точно. Котлета по-киевски ничего.

III


Зал ожидания заполнялся, среди уезжавших как раз ели Песочников и Шамиль. Оба работали в Махачкале в фирме с незатейливым названием «Сервер-Сервис». В Махачкале они работали только теоретически – подавляющую часть времени они были в командировках. После событий 2030-2033-го, которые, историки еще не назвали официально III-й мировой, по стране осталась сотни хранилищ с самой разнообразной информацией. Эту информацию надо было извлекать, приведением оборудования в работоспособный вид занимались другие. Обладатели языков без костей называли таких как Вася и Шамиль «информационными эксгуматорами». А им глубоко наплевать. Платят хорошо, начальство далеко, всем нужным обеспечивают. Хорошо платят не за красивые глаза. Они живут в поездах. Шамиль все, свое отжил, через две недели – женится. Трудовой кодекс? Ой, не смешите! Они по три месяца оторваны от дома, после которых возвращаются, и через неделю опять за работу. В Москву, а там куда скажут. Они из «северной группы», читай, уезжают с Ленинградского, Казанского и Ярославского. Хоть одно удобство – по полу разбитой Москве не ездить.
Песочников слишком громко включил музыку и прослушал объявление.

- Поезд уже подают на посадку!
- Аатлична!

На севере, а на дворе вообще только 7-е марта, конечно еще зима. Тоже некоторое удобство. Можно хорошо прогнозировать одежду. Небольшой поезд, проводники уже начали пускать пассажиров в вагон. У Шамиля и Песочникова совершенно разные подходы к устройству на «временном месте пребывания». Напарник разложит по полкам их вещи, все повесит, если проводник выдаст постель пораньше – даже застелит ему верхнюю полку. Шамиль – даргинец, а значит уважение к возрасту у него привито с раннего детства. Песочников не только старше на 10 лет, но и обучил его почти с нуля, а значит, помог за два года неплохо заработать.

Сам Вася сразу пошел в голову поезда, к тепловозу. Послушать мощный дизель и постоять рядом с локомотивной бригадой. Просто без вопросов, это им ни к чему. Конечно, они не доведут поезд до теперь уже бывшей столицы, только до оборотного депо. Песочников уважал этих людей. В отличие от немногочисленных и все равно падавших самолетов, на поезде все еще можно безопасно передвигаться. В их с Шамилем конторе была и «авиагруппа», летавшая из Шереметьево по совсем недоступным местам, но неофициально их называли «почти смертники». Полет был не рутиной, а лотереей – пилотов хватало только по одному на самолет, а с учетом качества самолетов выиграть в лотерее можно было только свою жизнь.

- Мужик, замерзнешь ведь!

Васю одернул помощник машиниста.

- Не замерзну, с ваших северов не вылезаю. Хочу ваши 3000 лошадей послушать.
- Откуда знаешь что 3000?!
- Знаю. 10Д100 же?
- Да. Садись уже, через пять минут трогаемся.


В поезде пока еще не настолько тепло. Как наберут ход – станет жарко и сухо. Северяне, хоть и «морозоустойчивы», но в тепло хочется всем. В купе еще один человек – капитан-лейтенант Северного флота.

- Парни, давайте за мой отпуск что-ли?

Отношение Шамиля было известно, а Песочников вполне не прочь.

- Всего чекушка!
- Выйду в Исакогорке, еще пол-литра возьму.
- Вот это уже разговор.

IV


Дерьмовое пойло Песочников переносил пристойно, а «вырвавшийся на волю» офицер» - явно не очень. Чтобы не стало совсем грустно, не станем пересказывать их разговор в купе и в тамбуре глубоко за полночь. Около десяти утра завтракали, Шамиль принес чай в подстаканниках. «старший эксгуматор» даже купил себе когда-то один домой, из которого пил почти все. За окном мело и проносилась огромная страна. Их страна. Ее били свои и чужие, ставили «великие эксперименты», а она вставала, и оттряхивалась. И засучив рукава, отстраивалась, в надежде, что в последний раз.

- Шамиль, Вологда в час дня или около того. Попробуешь взять билеты и поесть на обед?
- Конечно.

«Расплачусь потом» даже не говорили. Оба зарабатывали много, доверяли друг другу, можно и не мелочиться.

- Вась, жалко, что тебя у меня на свадьбе не будет.
- Сам знаешь, 21-го я буду уже далеко.
- Знаю. Не думаешь, кого тебе Анвар Измайлович в пару назначит?
- Нет. Задумаюсь, когда приедем на первую точку. А там дальше видно будет.

Шамиль думал – может только Вася такой безэмоциональный, может все русские. В данном случае, с точки зрения уже почти бывшего «младшего эксгуматора» это к лучшему. Сам бы, наверное, извелся – пытался «наводить справки». Кто, откуда, что умеет, родители, характер. Песочников просто смотрит в окно. Смотрит на заснеженную тайгу.
После совсем небольшой станции в купе подсел бородач. Приветствия, кто куда едет, почему офицер немного «болен». Чуть интереснее потом.

- Мужики в курсе? Кольцевую линию совсем закрыли.
- Она и так больше не работала, чем работала.

Песочников хотел опять надеть наушники и послушать музыку. Может после Вологды? Известие об окончательном закрытии кольцевой - не новость, скорее ожидаемая новость. Москва начала уходить под землю в марте 2030-го – сразу несколько прорывов грунтовых вод в метро. Слишком много, чтобы справиться со всеми и сразу. Потом стало совсем не до этого, и процесс прошел по нарастающей. Все в пределах Садового кольца уже называли «мертвым городом». Процесс сдерживали, но очень слабо.

- Да и хрен бы с ней, нас вообще только «Площадь трех вокзалов» интересует. И вообще – раньше надо было думать.

Да, думать нужно было раньше, лет 10 а то и все 20 до этого. С одной стороны у всех резко спали розовые очки, с другой – бывший «главный геополитический союзник» оказался далеко не союзником. Водка у офицера с четырьмя звездами на погонах закончилась, Песочников надел раскладные наушники и включил музыку погромче.

Шамиль взял билеты в Вологде, но не совсем то, на что рассчитывал Вася. Два нижних места. Не очень страшно – ехать на юг, много станций с большими стоянками. В Саратове, не говоря про Нижний Баскунчак и Астрахань, могло быть тепло. Даже в Ярославле – ни один год уже давно не обходился без сюрпризов.

V


Ярославский вокзал. У перронов с полтора десятка электровозов. Поезда, конечно тоже есть, но Песочникова больше интересовали именно локомотивы. Меньше Российских, больше Чехословацких – старичков ЧС. Их все еще поддерживали на ходу. Переход на Казанский вокзал и встреча со «службой доставки». Четверо крепышей, постоянно ездивших в Москву, снабжать всех остальных необходимым и новыми заданиями.

- Вася, домой?
- Точно! Мага, вы с нами?
- Не успеваем. Мы груженые как мулы, нужно везде попасть, отдать, собрать акты. Не управимся. Хорошо если успеем до полуночи и успеем на Астраханском.
- Кольцевая все, даже не пытайся!
- Вот ты обрадовал! Как мы обернемся, садовое кольцо под вечер все стоит!
- Давай лучше, начинай оборачиваться.

«Службе доставки» действительно не позавидуешь. Придется мотаться по среднему кольцу, кто-то может и не получить свое. Ночь придется пережидать в зале ожидания, на Павелецком. Только утром что-то начнет уходить. Автобусы тоже пойдут утром, но для четырех парней постоянно в дороге это просто издевательство.
Шамиль возвращался с очередными гамбургерами из буфета. По пути можно будет взять, что по-приличнее. При хорошем раскладе - даже поесть суп в столовой вокзала.

- Вась, «доставщики» нам поесть не привезли?
- Вообще не спрашивал. Для них закрытие кольцевой линии – не пустой звук.
- Ведь точно! Как же они?
- Переночуют на Павелецком, отстегнут ментам, чтобы не трогали. Дальше по обстановке. Тамбов, Саратов, Волгоград, Астрахань.
- Их же Анвар Измайлович…
- Ничего он им не сделает. Они нужны ему быстрее, а не дешевле.

Песочников вышел на улицу. Казанский вокзал – не только крупнейший вокзал страны, но и просто красавец. По крайней мере, с фасада. Надолго ли? Вопрос не о красоте здания или пассажиропотоке, а о самом существовании. Как говорят – экзистенциальный. Не настолько далеко – с внутренней стороны Садово-Спасской натянута колючая проволока, мэрия всеми силами пытается убрать транспорт на ТТК. Сложно сказать, насколько остановит процесс, точнее, отсрочит неизбежное. Краем уха Вася слышал – провалится вплоть до МКАД-а, разве что за исключением Лосиного Острова. Цены на страховку взлетели в небеса. Между Садовым кольцом и ТТК ничего не страхуют вообще. Сейчас в наушниках ничего не играет – объявление о начале посадки раздается по площади.

VI


Двое занявших верхние полки вышли в Тамбове, Вася вышел за ними. В буфете нашлись вполне приличные и свежие пирожки, потом опять пошел «слушать двигатель». В голове состава стоял не один пассажирский тепловоз – спарка для товарняков. Локомотивная бригада курила, и Песочников решил поинтересоваться.

- Извините, а почему у нас не «пассажир»?
- С пневматикой проблема, остальные разобрали. Напряжение вам дадим, что еще надо?
- «Максималка» то у вас 110!
- Книжек начитался или симмер? Чесслово – теоретик хренов! Больше 80-ти нам не разрешают.

Конечно, машинист мог сказать то же самое и помягче, но конструкционная скорость действительно сильно теоретическая величина.
Локомотивы, рассчитанные водить тяжелые товарные поезда, почувствовались сразу. У Песочникова давно привычка – хорошо держаться в тамбуре или коридоре. Не у всех.

- Вась, я чуть чаем не ошпарился! Что у них там?
- Они подцепили спарку тепловозов для товарных поездов.
- Я знаю, что ты в этом понимаешь. Переведешь на понятный язык?
- Перевожу, локомотивы рассчитаны на тягу, а не на скорость. Им главное – сдернуть с места тяжелый состав. Вот они нас и сдернули. Имей в виду, сейчас будем идти медленнее, после Ртищево начнем нагонять. Везде за все держись.

В Ртищево богатейший выбор домашней еды. Вася так, издалека посмотрел на смену локомотивов. Идти слушать электровоз неинтересно – да просто слушать нечего, по крайней мере, на стоянке.

- Ух, ты, что тут у тебя?
- Квашеная капуста, маринованные огурцы. И целая курочка гриль! Еще горячая!
- Начинаешь отмечать возвращение?
- Нет, просто предлагаю поесть нормально.

Да, отмечать Песочников будет не так, но об этом позже. В Саратове никаких намеков на домашнюю еду нет и в помине. Газировка, печенья, чипсы, до дома остаются сутки. Раз нечего покупать – можно сходить и посмотреть на очередную смену локомотивов. Электрифицированный участок закончится через час, но делать еще одну крупную стоянку на товарной станции ни к чему, да и в Анисовке ее не делают вообще. За Волгой зима, по крайней мере, в снежном представлении кончилась. Вася прекрасно знает – дело временное, может возвращаться до середины апреля.

- И все же – Шамиль доедает свою половину курицы – совсем не интересен будущий напарник?
- Давай разберем все по винтикам, если хочешь. Мы с тобой работали просто офигительно. Да, ты сразу сказал, тяжело. Но перетерпишь, чтобы заработать денег. И у нас все, вообще шло как по маслу. Мы отлично работали. А с учетом разъездов мы вроде притерлись, да и я тебя, кажется, не тиранил.
- Какой там тиранил, что ты!
- Ладно, мы сразу выяснили – что может пойти не так. Первое – будет косячить. Не важно как. Будут срываться сроки, мы не будем справляться. Измайлыч знает – мы лучшие. Станет сильно хуже – будет понятно из-за кого, не забываем про потерю денег.
Будет выделываться в дороге, и портить жизнь – доложу об этом с первой «службой доставки». Найду как. Ты знаешь – я работал не самым последним человеком.
- Понял, вопрос закрыт.

Да, раньше лет назад Песочников работал не самым последним человеком, но об этом тоже позже. Поезд уже идет на хорошей скорости на юг, направо – Эльтон. Вася сам хочет съездить туда, но только дорога будет сутки в каждую сторону. Скоро слева остаются станции на казахской территории. Кроме персонала в деревнях почти никого нет, недавние события затронули соседей куда сильнее. Начинает быстро темнеть.
Поезд почти врывается на станцию Нижний Баскунчак. Конечно фигура речи, просто быстро сбрасывает скорость.

- Шамиль, я выйду, что брать на ужин?
- Давай ничего не брать. Астрахань скоро, рыба, балыки!
- Точно, себе тоже ничего не возьму.

Опять смена локомотивов. Один человек остается в купе не просто так – слишком дорого «подкидных» комплектующих. Очень недешевых. Еще одна причина, по которой Песочникову может не понравится напарник – он почти всегда выходит подышать сам. Ему еще долго работать, не мешает размяться. Кроме интереса к подвижному составу он может выбрать еду себе и напарнику по его вкусу. Другой человек может начать брать харчи обоим только по своему. Придется либо терпеть, либо «сдавать» напарника главному инженеру уже по надуманной причине. Вася, понятное дело, придумает, только смотрятся такие вещи не очень красиво.

Участок от Урбаха до Астрахани самый быстрый. Конечно, это не определишь ни по GPS, Глонасс или Beidou, которых не стало за час. Кроме расписания, еще и методы попроще, можно посчитать скорость за минуту. Сотни тысячи проезженных километров – не просто так.

- Вась, все забываю спросить, у нас опять появились провода над головой, а за такую короткую стоянку ведь электровоз не поставишь?
- Нет, даже бригада в локомотиве не сменится. Я советую, заметь, насколько быстро провода кончится. Сразу поймешь – забываешь не просто так.

Если не считать конечных точек маршрута, Астрахань второй по величине город в пути следования, и ее всегда проезжают ночью. Зарево города видно даже из затемненного купе. Полупустыня резко меняется, вокруг множество силуэтов деревьев. На обратном пути деревья все еще останутся голыми, если не приключится длительного аномального потепления. Следующее плановое возвращение будет в середине июня, будет не только листья, но и жара. А может, пройдет ливень, и будет вообще хорошо.

На перронах Астраханского вокзала отличная акустика. А еще киоски с рыбой, причем нормальные, проверяемые киоски. Рыба в купе – Шамиль уговорен начать есть свое сразу. Длительная стоянка, можно подышать свежим, слегка морозным воздухом, заодно послушать разговор двух бригад – приведших состав с севера и тех, кто поведет его сначала на восток, а потом почти строго на юг. Злоупотреблять Песочников не стал – Даргинец не ужинал, и всю свою половину есть не будет

- Вась, ты рано!
- Я тебя не знаю? Тебя уговаривать есть в одиночку почти бесполезно.

Очень скоро Песочников показал наружу и наверх.

- Вопрос снят окончательно? Тут проводов километров 55.

Шамиль не ответил, поезд очень скоро вышел на крупный мост.

- Вась, мне другое интересно. Когда я еще увижу такие реки? Большие, тихие.
- Ты ведь теперь свободный человек! Можешь сесть на тюменский поезд, идет неудобно, но у тебя, хотя даже скорее у вас, может у вас будет целый день. Поверь – есть на что посмотреть! Сразу даю совет – для лучших впечатлений май или сентябрь. Октябрь, очень красивая осень. Только чтобы дожди не зарядили.

VII



- Ура! Дагестан!

Еще бы не Дагестан! Состав стоит, окно выходит прямо на табличку, черным по белому «Кизляр». Такого дикого восторга у Песочникова нет, в Махачкале он 7 лет. В любом случае и «Земля Гор» и люди его приняли. «На покушать» на перроне почти ничего нет. Вообще если выбор и есть, то небогатый. Едущие на север, всего четыре часа как из Махачкалы. На перроне и на рынке рядом даже самый бесхозяйственный найдет себе еды в дорогу. Те, кто на юг, восемь часов назад проехали Астрахань. Да и вообще , бесхозяйственный – не про живущих в Дагестане. Не все же, как Вася проводят дома 28 суток в году частями. Шамиль в мыслях уже дома, конечно, его – то накормят по высшему разряду.

Поезд не торопясь идет к Кизилюрту по ветке построенной 40 лет тому назад. Только из учебников Песочников слышал – В Кизляре люди сходили с поездов и ехали на юг дальше автобусами или машинами. Да и сейчас это неплохой способ «срезать». Даже после появления «проводов» наверху никакой смены локомотива – до конца осталось слишком мало. Все еще есть небольшая непривычность – железнодорожный вокзал это «Махачкала II». Обычно станции с «двойкой» - товарно-сортировочные, здесь все в точности наоборот. Порт, застройка справа меняется с сельской на городскую. До боли знакомый искривленный перрон. По крайней мере, для Шамиля каждое его появление уже не будет сопровождаться такой бурной радостью.

На привокзальной площади уже припаркован старенький Фиат. Старенький – не всегда плохо, особенно когда на более новых моделях ставят слишком умные и быстро ломающиеся узлы.

- Гаджи!
- Шамиль, Вася! Доехали нормально?
- Волшебно.
- Ну и я вас тоже волшебно развезу!

Водитель брал с собой только последние акты и комплектующие для «временного оживления» серверов, систем хранения данных. По командировкам ездили совсем не с пустыми руками. Шамиль вышел из служебного транспорта в частном секторе.

- Так, Вась теперь тебя, в Каспийск, ты же не переехал?
- Гаджи, когда мне переезжать?
- Да, с вашей работой…А сколько ты с Шамилем проработал?
- Почти с начала. С мая 34-го.
- Да, такая пара распалась. Можно сказать, надежда и напора.
- Ладно уж.

Машина съехала с шоссе в неработающий аэропорт.

- Тебя ведь не домой, а на базар?
- Абсолютно верно.
- Смотри, а, знаков «остановка запрещена» понаставили! Ты либо на светофоре, либо я по быстренькому.
- Секунду, а деньги?!
- Вот ведь забыл с Шамилем! Ему же еще возвращаться за расчетом и документами. На, семь тысяч.

Тр банковских пачки с полтинниками и червонцами Песочников рассовал по карманам уже на улице. Зарплату отдавали только по окончанию командировки не просто так. В поездку выдавали только командировочные, «служба доставки» привозила на каждую следующую «точку». Слишком неспокойное время – даже за тысячу могут убить. В том числе те, кто должен ловить ворующих и убивающих.

Глава 2 - Некультурный отдых и новый напарник


I


10 марта

Семь тысяч рублей за три месяца – фантастическая зарплата. Скажем та же кассирша в Северодвинске. 250, ну 300 максимум. Пассажиры в купейных вагонах – почти элита. На 20 вагонов может быть пара купейных, еще с десяток плацкартных, остальные – общие. По одному СВ цепляют в крупные города, на Черное Море, в Кисловодск, Европейские рейсы. Тысячью рублей можно обжираться месяц подряд, каждый день, только в том случае, если не будет импорта. Все импортное, тем более – новое, дорогое до безумия. Нет, конечно, и Вася может позволить купить себе французский сыр в специальном магазине с вооруженной охраной. Директор вообще первый год показывал только пятую часть зарплаты в налоговую. Все базы покупались – живущие «слишком хорошо» моментально становились целями разбойных нападений. Потом доля «белой зарплаты» увеличилась до 40%, но квартиры всех «эксгуматоров» и из «службы доставки» пришлось ставить на охрану. С банками тоже все сложно – за 10 зарплат заведующего отделения всю базу вкладчиков сольют «кому надо».

О таких вещах Песочников не думал, перед ним был базар, на котором он мог вообще ни в чем себе не отказывать. Мясная вырезка, картошка, лук, домашние пельмени. Магазин местных разливных вин. Все выбиралось по простейшему принципу – должно быть вкусно, максимально просто готовиться. А еще много выпивки. Вот такое нехитрое «отмечание» пребывания дома. В сумках с рынка килограмм 20-25 в каждой, к такому Песочников привык на работе. Дома не срач – квартиру за деньги убирает соседка. Даже для нее размер реальной зарплаты приходится сокращать в 3 раза, за уборку в течение квартала Вася отдает 200 рублей.

Итак, ключи от жилища получены, содержимое сумок в холодильнике разложено. Греется сковородка – на нее просто ляжет почти килограммовый кусок говядины, картошка, порезанная буквально наполовину. Домашние соусы по вкусу. Сейчас хочется простого удовольствия. У Песочникова даже есть компьютер! Конечно не новый. На новый он заработает года за два, если сложит зубы на полку. Мясо отдает сок, как раз в соку будет жариться картошка. Пока все доходит, «Песочников» вспомнил один не совсем приятный момент. 15-го числа у него день рождения. Но именно 15-го в 10 утра его пригласили в фирму. Обещали угостить и все остальное. Даже привезти из дома и отвести обратно. Вроде как между делом водитель упомянул про нового напарника, а именно, что Васе его представят.

Кумовство из России никуда не делось, а уж сейчас так просто расцвело пышным цветом. Здесь, может не так погано, как лет 20 тому назад, но ощутимо присутствует. Когда напарника представляют предварительно основательно «подмаслив» - точно не к добру. Так как зарабатывает Песочников, это не просто хлебное место. Место, где хлеб с домашним сливочным маслом и черной икрой подают три раза в день. Родственники, друзья? Будут плевать в потолок, а Вася будет работать? Возможно, почему нет? Песочников будет выворачиваться буквой «зю», а кто-то будет получать столько же. Ладно, все уже готово, надо снимать мясо резать, заливать соусом и получать удовольствие. В конце концов, даже в самом худшем случае есть 25 тысяч, все деньги не промотались. Можно жить припеваючи даже снимая при этом квартиру в другом городе, а эту продать. И все это время искать работу. Мяса уже влезло достаточно, скоро можно будет и накатить. С еле заметным шумом заводится компьютер на котором стоит ровно одна игра – в нее Песочников может играть бесконечно. Вымышленная северная страна со всевозможными бедами, которые можно решать. Коль скоро у Васи никого нет, ему приятно слышать доброе слово даже от игровых персонажей – все таки они озвучены живыми людьми. Проводя в игре час за часом, он видит – страна становится безопаснее. Заканчивается гражданская война, погибают многочисленные злодеи. «Полиция» постоянно напоминает о его заслугах, а заслуг все больше и больше. Конечно - фетиш, но на безрыбье и рак рыба.


К сожалению Песочников твердо решил, что ему уже много и коли его почти не бывает дома он никому не нужен. А старая песенка «на десять девчонок по статистике девять ребят» уже отнюдь не верна. Хорошо если восемь. Сходятся и с пьяными, и с буйными. В Центральной России уже пошло «ухаживание наоборот». Здесь нравы консервативнее, хоть какой-то первый шаг нужно сделать самому. Это не Питер с Москвой, где после оценивающего взгляда могут угостить сигаретой или даже сразу пригласить домой.

В таком же духе прошло еще четыре дня. Песочников позвонил Шамилю, поделился своими подозрениями. Тому вся эта «церемония» да и в субботу показалась крайне странной. Но с "наведением справок" он помочь ничем не мог. Коллектив устоялся, вся информация по таким вещам может быть только у директора или у главного инженера. Хоть уже и бывший коллега, даже скорее подчиненный переживал, но от переживаний ни жарко не холодно. В конце концов, Вася плюнул. 25 тысяч теперь уже превратились в 30. На них в той же Астрахани можно купить квартиру. Вливал в себя по паре литров крепленого вина в день с мясом, салатами, бутербродами с икрой. Жил раньше с затянутым поясом - поживет и еще. Между делом «спасал города», «ловил опасных преступников», и его виртуальных заслуг становится все больше.

II


15 марта

Гаджи постучался ровно в девять утра.

- Что Вась, готов?
- У меня ни костюма, ничего нет. Все корпоративы без нас, если только не в городе случайно.
- Все понятно, одевайся.

Вася не совсем готов не только поэтому – последний бокал вина «ушел» около полуночи. Скорее – уже в час ночи. Определенные меры приняты, но не достаточны.

- Гаджи, а от меня перегаром несет?
- Еле заметно. И то, только потому, что спросил. Начал отмечать заранее?
- Нет, мне не нравится, когда нового напарника представляют…так.
- Вась, Анвар Измайлович хочет отметить твой вклад. Так удачно получилось – день рождения, а ты дома! Не юбилей, но что-то. Насчет напарника тебе я ничего не скажу. Не потому, что запретили – сам не знаю.
- Хрен с ним, поздно узнавать уже.

«Общегражданское» белье постирала и погладила соседка за пятнашку. Автоматическая стиральная машина стоит тысяч десять, они скоро могут и понадобится. Вася опять плюнул на все. Вспомнил про запас денег на черный день и решил – будь что будет.

В офисе фирмы, где Песочников бывал хорошо если раз в год прямо как новый год. «Поздравляем Василия Николаевича!», «Василию Николаевичу – 36» и.т.д. и.т.п. Странно, наверное, действительно хотят «отметить вклад». Стол с огромным букетом, тортом со свечами, не говоря обо всем остальном. Алкоголь на любой вкус, благо предложить Дагестану есть что. Кизлярка, вина, Шампанское, коньяки. Если честно – Песочников знает не всех. Бухгалтерию – подавно. Пока никого похожего на напарника за столом нет. Встал главный инженер.

- Василий! Я рад что могу поздравить тебя с 36-ти летием лично. В качестве подарка, а также учитывая твои неординарные достижения за последнюю командировку, я принял решение наградить тебя премией. Как говорил покойный брат летчик, как ты вышел из положения в Выборге – просто высший пилотаж. С удовольствием вручаю тебе пять тысяч рублей. Если ты останешься в нашей компании еще два года, я торжественно обещаю – с твоего согласия я переведу тебя на работу в городе без коммандировок. Число заказов растет, квалифицированных желающих работать с нами очень мало. Ты будешь обучать всем премудростям нашего дела здесь. Как вновь поступающих, так и уже работающих. При этом я гарантирую зарплату не менее трех тысяч рублей в месяц. Тебе есть что рассказать и чему научить.

Дальше пошли пожелания здоровья, долгих лет жизни и в таком духе. Пока подмазывают прямо очень лихо. Просто слишком.

«Вылизывание» шло долго и основательно, женщины советовали попробовать и то и это, главный инженер поднимал все новые тосты, вспоминая командировки в Питер, Петрозаводск, Мурманск, Архангельск, Рязань, Воркуту и многие другие. Действительно в каждой из них была своя «изюминка». Когда уже ничего не лезло – пропустили по последней. Незаметно оставшееся на столе начали убирать – отдать с собой виновнику торжества. Хоть и набравшись, Вася почувствовал шкурой. Все состоится сейчас.

III


- Василий, как ты знаешь, Шамиль больше не работает с нами. Встал вопрос о подборе напарника для тебя. Пока у нас есть небольшие трудности – может уйти еще один сотрудник. Подобрать двух за короткий срок с нужными качествами очень сложно. Только поэтому я согласился на просьбу Фатимы Васильевны, нашего главного бухгалтера попробовать дать тебе поработать с ее двоюродной сестрой. Повторю еще раз – попробовать поработать. Эльза – подойдите сюда и пообщайтесь с Василием Николаевичем. Я послушаю и выскажусь.

Если бы Вася не набрался, он бы сказал кому угодно «Вы что – с секвойи вниз на валун рухнули?! Башка раскололась, а тем, что осталось такие «суперские» идеи двигаете?». Сейчас словосочетание «двоюродная» уже начинала протрезвлять, он заметил, что в кабинете еще кто-то есть.

«Двоюродная сестра» села напротив. Черные волосы это понятно. Возраст приличный, может даже и около его. Выражение лица после выпитого не угадывалось.

- Василий Николаевич…

Песочников прерывая поднял руку.

- Эльза, да? Какое образование? Кем работали?
- Образование медицинское. Работала в реанимации. Врач анастезиолог-реаниматолог.

Захотелось выругаться, очень сильно. Прямо минуту сплошного мата.

- Вы представляете работу?
- Мне объяснили, чем занимаются сотрудники. Я буду усердно учиться.

В голове уже рождались многоэтажные матерные конструкции.

- Вы будете усердно учиться… Поезд в Воркуту идет двое суток. Вы приехали, отработали, вечером уезжаете. Отдых в зале ожидания вокзала. Приехали в Москву – тем же днем уезжаете, скажем, в Новый Уренгой. То же самое, только в каждую сторону двое с половиной суток. Есть более длинные концы, во Владивосток правда не ездим. Там конкуренты – если не изменяет память – «Сибирь-Дата» в Иркутске. И так три месяца подряд, без выходных. Вы «пропишетесь» в вагоне поезда. Про ежедневный душ, не знаю, что еще, вообще можете забыть. Я не знаю, как вы этому научитесь.
- Василий Николаевич, я вас уверяю – работа в реанимации очень тяжелая, на кону человеческие жизни каждый день. До тех пор, пока количество бригад не сократили.
- Работа, говорите, тяжелая. Наша работа не только не типовая. Каждый раз что-то до по-разному. Иногда заказчик уверяет, что оборудование запитано, а напряжения нет. Приходится решать проблему. Да, за это и деньги дополнительно, просто никогда не знаешь – что на самом деле. Ладно, допустим, вы с этим справитесь. Как-нибудь предположим да научитесь. А буквальная тяжесть работы? Мы едем выполнять заказ с подменным фондом. Берем с запасом – 12,15 иногда 20 килограмм. Хорошо, вы это привезели, начали работать. Допустим мне нужно помочь – держать подменный блок питания. Два, два с половиной килограмма. И держать сколько надо. Час, два, четыре, восемь. Ни дай тебе он упадет. Причем держать одной рукой. Второй держать мультиметр. Прибор такой. И сообщать мне его показания. С этим как?
- У нас в бригаде все женщины. Я, фельдшер, водитель. Приходилось спускать больных в машину. От машины – в приемное отделение.
- Другие мышцы. Анвар Измайлович. Я изложил все за и против. Прошу Вас высказаться.
- Василий, как я и сказал – это исключительно пробный вариант. Я уважаю Фатиму Васильевну, но не буду рисковать нашей заработанной репутацией. Благодаря тебе – не в последнюю очередь. Сделаем таким образом – вы едете и пытаетесь работать вместе. У тебя потрясающие способности к обучению – Малик и Шамиль, живые примеры. Если тебя не услышат, не поймут – вариант отменяется. Я скажу даже более конкретно – два невыполненных заказа, если ты считаешь, что ты сделал все что мог – на этом все.

IV


Гаджи везет Песочникова домой. Густой мокрый снег. Из за плохой видимости город конечно не встал, но трафик идет аккуратнее.

- Вась, что там? На тебя как стаю собак спустили!
- Да ну, нахер. Врач реанимации! Главбух попросила, и теперь до двух запоротых заказов. Измайлыч хоть понимает что это так, почти фантастика.

Водитель немного замолчал.

- Вась, я развозил домой, Фатима Васильевна мне все объяснила. Анвар Измайлович поставил по ее сестре драконовские условия. Она из собственного кармана оплатит все ее командировочные. Билеты. До тех пор, пока ваша работа не будет приносить прибыль.
- Гаджи, все равно хрень полная! Врач, может пойти кем-нибудь работать. Нахрена, козе баян?
- Вась, там сложная история. У отца той, Эльзы, серьезная болячка. Нужно поддерживающее лечение и операция в Германии. Ей нужно заработать 40 тысяч. Частники столько не платят, только если пытаться уехать в Москву, и найти там работу. А у нее специфика – работа на скорой. Она в лепешку расшибется, будет носом рыть. Вот так.

Песочников плотно закрыл ладонями глаза.

- Нормально! Если она налажает, потому что физически не сможет, и я сообщу как есть – вроде как тоже причастен буду. Вот счастье то привалило, А?!

Глава 3 - Подорожная теория


I


Дагестан, Каспийск

17 марта 2036 года.

Фиат уже выехал из двора Песочникова и едет по Байрамова к Аэропортовскому шоссе.

- Что, Вась, как решил?
- Да просто все решил.

Понятное дело, Вася решил все просто, если полтора дня он пробухал.

- Топить не буду, но сразу экстренное погружение.
- Что такое?
- Когда в Москву ехали последний раз, там с нами был вроде недокапитана с северного флота. Это когда лодка отрабатывает боевой маневр, но если рули заклинит, то может не всплыть. Вот так.
- Понял.
- Подыграешь? Начну сразу.
- Хорошо.

Ясный день, утренний час пик уже прошел, Фиат на хорошей скорости идет по трассе. Машина или была «скорой», или проектировалась под нее. В салоне всего четыре сидячих места, при этом уйма свободного пространства. На полу «подкидуха» - диски, накопители, модули памяти, системы охлаждения. Список можно продолжать долго. Машина останавливается у пятиэтажки совершенно убитого вида, может даже аварийной. В стране каждый день осыпаются подъезды или дома целиком. Дальше города об этом редко знают.

- Всем добрый день!
- Здравствуй Эльза!
- Добро пожаловать на борт! Ты уже чувствуешь запах не прогоревшей солярки?

Бывший «реаниматор» на полном серьезе пытается почувствовать запах. Песочников, конечно просто стебется.

- Нет, не чувствую.
- А он есть!
- Как суслик, да Вась?
- Ой, не могу! Он самый!

Оба гогочут на всю машину.

II


То, что Песочникова грубо оббило об жизнь, не извиняет его жесткость и жестокость. Еще на первом курсе института он смотрел фильм про «Скорую помощь» без каких либо прикрас. Эльза очень похожа на главную героиню фильма по затравленному выражению лица, внутренней готовности к человеческой подлости. Да, «скоропомощникам» досталось. И от «больных» и от «эффективных менеджеров». Когда ОМС сказал «ХВАТИТ!» ввели штрафы за необоснованный вызов. Выписывала бригада, обжаловать почти невозможно. Скорую начали бояться вызывать, вверх поползла смертность. Стихийные протесты по всей стране, взращенные государством неонацисты и просто отморозки пытались привязать все к «вашингтонскому обкому». Не привязалось. После десятков уголовных дел о покалеченных стариках и инвалидах разрешили обжаловать штрафы в суде. Суды захлебнулись, напряженность не спала. Штрафы отменили, «скоропомощникам» подбросили денег, решили оставить как есть. Традиционное, хотели как лучше – получилось, как всегда.

- Физику надеюсь, с собой не взяла?
- Всю взяла, все классы.
- Оставляй Гаджи, то, что на полу - не подарки Деда Мороза всем детям.

Еще позавчера, когда Песочников «полировал» выпитое в фирме, позвонила Эльза. Спросила – как подготовится. Единственное, что вспомнилось – читать учебники физики, начиная с электротехники, магнетизма, продолжая всеми связанными разделами. На самый конец оставить оптику – тоже может пригодиться. А еще все учебники взять для школ и классов с углубленным изучением физики и математики.

- Ребят, для вас сразу есть заявка.
- Давай. Вот даже как! Гаджи, самая правильная заявка, правильнее и быть не может! Череповец, «Необходимо восстановление данных» и «Сервер не стартует». Все! Какой сервер? Разгребайтесь сами. Эльза, в твоем волшебном рюкзаке теперь уже ничего нет?
- Еда, домашняя.
- Выкладывай, не до нее. Мы едем недалеко, но в неизвестное. Загружаемся по максимуму. Гаджи, ты ведь подождешь нас на привокзальной? Доктору нужно показать, как комплектуха укладывается.
- Конечно, подожду. Даже подожду, пока ты за билетами от Москвы сходишь.

III


- Вась, что так долго?
- Справку брал, что нет билетов в купе.
- И как поедете?
- В СВ. Нафига его прицепили в такую дыру, я не знаю и знать не хочу. Немного почувствуем себя олигархами.
- Василий Николаевич, а СВ это что?
- После завтра утром увидишь. Уезжаем в 7:10, прибываем в 20:30. Готовься спать в зале ожидания – гостиницу Измайлыч уже не поймет. Каждый билет стоит 220.
- Двести двадцать рублей!
- Да. Еще раз, увидишь – поймешь.
- Вась, может тебе все-таки Анвару Измайловичу позвонить, пока можно. Если билетов нет, ты ведь не виноват.
- Ладно, позвоню.

Вышли на перрон, металлоискателей, ничего такого уже нет. Зачем? Террористы воюют за деньги а не за идею, когда города и порты спонсоров уничтожены ядерным оружием, а источник благосостояния – горящие нефтяные скважины видно из космоса, идеи резко иссякают. Песочников нашел место потише.

- Самые главные моменты – организационные. Мы работаем не одни, с «заказчиком». Все что я делаю – правильно, не обсуждается и не вызывает удивление. Если я что-то прошу дать, а ты не знаешь что это – подходишь с рюкзаком, и я сам достаю. С заказчиком не разговариваешь – это мое. Если он спросил тебя – переводишь стрелки на меня. Если чувствует, что ты только учишься, говоришь - мы вместе на первой точке, еще не сработались. Вопросы есть?
- Обманывать не хорошо.
- А убивать тоже не хорошо. Трясти с нас взятки не хорошо. Не зли, а? Между делом я спросил у кассирши – в нашем купе прямо здесь никто не сядет.
- А мы сможем обсудить что-нибудь? Работу.
- На месте обсудим, я буду спать. Ты, как хочешь. Пошли, поезд подают на посадку.

Конечно Песочников не ангел. Далеко не ангел. Но у него в спортивных сумках под 60 килограммов а у Эльзы в рюкзаке максимум 20. Он даже помог новой напарнице подняться в вагон. Конечно, не от доброты, на узких ступенях она начала терять равновесие и заваливаться назад.

- Ладно, я даю тебе двадцатку, набери нам поесть. Пока позвоню измайлычу, может разрешит гостиницу.

У Эльзы еще нет хватки – быстро набрать нужное. Сначала ведь нужно посмотреть, понюхать. Вернулась только за 10 минут до отправления.

- Все, как вы просили. Василий Николаевич. Не знаете, у меня будут большие проблемы в России?

Конечно Дагестан – Россия, но «Россия» для Эльзы начнется не раньше Астрахани. Не только у нее, это понятие или даже противопоставление – старое, лет 30 минимум. Кто-то отвык, она - нет.

- Не больше чем у меня. У тебя совершенно европеоидная внешность, акцент почти не заметен. Захочешь - вообще перекрасишь волосы. Будешь блондинкой - не один мент не подкопается.

К полиции в Дагестане отношение совсем другое. Защитники, не щадящие живота своего. Засыпая, Песочников вспомнил волгоградскую террористку-смертницу, взорвавшую автобус 23 года назад. Точнее ее фотографию еще до того как она прониклась «великими идеями». Стыдно сказать она ему даже…понравилась.

IV


В Астрахани в купе подсел мужичок интеллигентного вида. Поедет до Саратова. Вася оставил Эльзу с ним в купе и пошел купить рыбы. Опять постоял у тепловоза, послушал разговоры бригад.

Наутро «интеллигент» достал газету и «взорвался» сразу же на первой полосе.

- Нет, вы представляете! Госдума в первом чтении проголосовала за мораторий на смертную казнь! Как вам это нравится?!
- Нравится. Обсуждать не буду.

Эльза вообще забилась в угол, предчувствовала разговор как у сильно разгоряченных горцев.

- Этот как вас понимать?! Умный человек, наверное, высшее образование.
- Как хотите, так и понимайте! Разговор окончен!
- Да вы что?! Этих бешеных собак стрелять надо! Пачками!
- Пошел ты в жопу очкарик! Газетку свою сверни и туда же засунь! Все?! Понятно выразился?!

Песочников вылетел из купе, нашел разносчицу и купил у нее сразу все 4 бутылки пива бывшие в продаже. Выпил в тамбуре. Проводнице все объяснил и она поняла. Как только «очкарик» вышел - в буфете Саратовского вокзала взял еще пару, плюс сто рублей ментам, чтобы не докапывались. Еще с полчаса сидел в тамбуре, отходил.
Вася не был великим гуманистом. Хорошо знал, за 10 тысяч можно заказать «полный комплект». Подброс синтетической наркоты, следствие и суд с «вышкой». За сто лет в стране перестреляли достаточно. И чужие, и свои. Когда вернулся в полупустое купе – надеялся, что разносчица пополнила запасы.

- Тебя этот козел не доставал?
- Пытался. Ругался на вас дурными словами. Я вышла и встала у окна напротив купе.
- Мудила! Пидарас гребаный!
- Успокойтесь. Давайте, принесу вам зеленого чаю.
- Холодной воды. Найди разносчицу, выгреби все пиво, что есть. Меня не просто вывести из себя – этот гондон смог!

V


К Ртищево Вася размяк. Были разговоры и похлеще. На столике еще две бутылки - есть запас.

- Василий Николаевич, давайте поговорим. Можно о работе.
- Психолог?
- При перевозке больного он должен держаться за жизнь. Приходилось.
- Держаться за жизнь? Давай поговорим. О чем?
- Наша работа, как вы ее понимаете?

Песочников сделал большой глоток из бутылки и с опаской поглядел на дверь купе. Вдруг менты? Понятно, платят им мало, они дерут со всех подряд, хоть сейчас Вася никому и не мешает.

- Хорошо, закрой глаза, представь себя лет десять, нет, лучше пятнадцать назад. Ты приходишь в большой магазин и покупаешь ноутбук. Для тебя его ценность равна сумме на ценнике. Проходит время, ты начинаешь на нем работать. Что вы там врачи делаете – пишете работы, на категорию. В один прекрасный момент стоимость данных на ноутбуке становится для тебя выше самого ноутбука, правильно?
- В какой-то степени. Я сброшу работу на флешку, потом на другой ноутбук.
- Резервное копирование - очень правильно слово. Хорошее. Мы работаем с серьезными системами, там простои были вообще недопустимы, даже на время восстановления резервной копии.
- Как же тогда?
- Простейший пример, но не корректный. Ты вставляешь в ноутбук сразу две флешки, запись происходит на обе сразу. Любая из низ вылетает, а у тебя копия документа.
- Василий Николаевич, в чем некорректность?
- Флешки внутри. Точнее, не флешки а диски в твоем ноутбуке. Ты можешь проснуться, один из дисков – того, а ты грузишься со второго. Резервное копирование нужно, твой документ может быть испорчен. Случайно или намеренно. Восстановить копию быстрее, чем все вообще. Значительно быстрее. Поэтому диски ставят не по одному, если с базой что случилось – ее поднимут из копии. Все остальное будет работать.
- Кажется, поняла. Расскажете, зачем у меня в рюкзаке так много дисков?
- Представь три завода. Завод дяди Саши, дяди Пети и дяди Степы. Дядя Саша делает серверы, остальные заводы – диски. Ты приходишь в обычный магазин и покупаешь диски дяди Степы и дяди Пети. А если раскроешь сервер дяди Саши, там будет написано одно из двух. Либо это просто диски для его серверов и непонятно, кто их произвел, либо – диск дяди Степы для серверов дяди Саши. Все. А обычные диски дяди Степы работать не будут.
- И оба получат дополнительную прибыль?
- Конечно. Поэтому мы везем самые разные диски, не зря я «радовался» – кто его знает, что за сервера.

VI


В Мичуринске Песочников вышел в последний раз. Летом тут будут замечательные яблоки – мичуринки. До лета надо дожить. Пока почти тот же набор, что и в Ртищево. Пирожки, маринованные овощи. Еще на платформе Вася вспоминал занятную вещь. В Москву можно попасть коротким и длинным путем. Короткий – через Узуново и Ожерелье. Длинный – через Рязань. И все равно этот поезд пройдет длинный путь быстрее. Уж точно быстрее Астраханского поезда приходящего на Павелецкий. Тепловоз меняют на электровоз, остаток пути поезд пройдет исключительно под электрической тягой.

Насчет работы в Череповце Вася и не думал. Будет так или эдак – смысл от всех раздумий. Гаджи передаст - ушли на посадку, как груженый транссахарский караван. Пора садиться, проводники уже сгоняют пассажиров по вагонам. Песочников понимал в сигналах семафоров, но нервировать проводников абсолютно незачем.

- Так, тебе половину курочки, пара маринованных помидор и огурцы, до утра должно хватить!
- Спасибо! А Вы?
- Уже привык есть на перроне. Имей в виду – приезжаем в пять утра, с четырех – санитарная зона. Чтобы не стоять очереди за почетное право помыть лицо и почистить зубы я ставлю будильник на три.
- Поняла. А как нам быть в Череповце?
- Измайлыч разрешил гостиницу из расчета не больше сотни за человека. Утром встречаемся с заказчиком, работаем. Отработали – дальше видно будет. Что сможем – сбагрим доставщикам. Бесплатный совет – думать только в двух случаях. Когда набираешь комплектующие на точку и когда работаешь. Все. Я – спать.

Глава 4 - Популярная механика


I


Про «Взятие Бастилий» в поездах приходящих в Москву рано утром говорить не стоит. И про то, что поезд может прийти до открытия метро и пассажиры дожидаясь сокровенного момента, будут чертыхаться, отогреваться и получать всяческий «жизненный опыт». Не будем. Песочников и Эльза перебрались на Ярославский и сели в тот самый СВ. Новоиспеченный «эксгуматор» раньше видела только общие и плацкарты, двухместные купе вызвали у нее ощущение «так не бывает». Бывает, но дорого, как говорилось, и не везде.

- Как то так – приговаривал Вася, занося включенный в билет чай с сахаром и лимоном – скоро будет наш халявный завтрак.

- Спасибо! Я сама могла сходить.
- Не надо! Мы сели в поезд только что поданный на посадку. Сейчас могут неаккуратно подать электровоз, ты бы растянулась с чаем.
- Поняла, все равно спасибо!
- Не за что. Запоминай народную железнодорожную мудрость. Поезда делают крупные остановки в двух местах. Там, где нужно сменить локомотив, или в крупных городах. Точнее второе, как и первое - в крупных городах тоже меняют. Для нас ключевым моментом является постоянное наличие еды. Сейчас нам его решат немного, по пути два крупных города – славный русский город Ярославль и чуть менее славная Вологда.В обоих надо выйти и что-то набрать. Мудрость еще и вот в чем – если локомотив меняют на небольшой станции, когда мы ехали в Москву – В Нижнем Баскунчаке, Ртищево, Мичуринске, выбор еды лучше. Не шоколадки, гамбургеры и прочее – настоящая домашняя еда, притом недорого. Помнишь вчерашнюю курочку – она из Мичуринска. Да, бывают исключения, что в городах можно купить что-то вкусное, как в Астрахани, а на станциях ничего интересного. На пути есть маленькая станция Данилов, там один электровоз меняют на другой. Поездишь – запомнишь.
- Николай Васильевич – в голосе Эльзы появилась тревога – вы все еще хотите меня выгнать?
- Пока ждем завтрака - все объясню. Мы возвращались с Шамилем последней точки в Москву, потом домой. И он тоже сильно интересовался, кто же будет ездить со мной в паре? Может просто было интересно, может беспокоился за меня. Скорее всего – все иместе. Сначала я сказал – все будет ясно на первой точке. Потом разжевал.

В купе занесли завтрак – горячий рис с мясом и подливой. Все в фольге, чтобы не остывало.

- Очень вовремя. Сначала мы это разжуем, потом – я свое.

II


Ярославское направление Песочников знал как родное. Еще бы – столько поездок. Завтрак окончен, Вася все еще смотрит на такие знакомые пейзажи. Естественно он не заметил – когда сказал, что Шамиль женится послезавтра, лицо у Эльзы стало другим. Сложный букет, плохо передаваемый словами. Просто ясно – что-то в браком как-то было не так.

- Василий Николаевич, вы можете продолжить?
- Могу. Я сказал Шамилю – все, что мы делаем, делится на две большие части. Обе важны, все выводы по напарнику я буду делать по как раз этим частям.
- Каким частям?
- А это ты мне скажи! Подумай и скажи.
- То, как Ваш напарник работает? Второе не знаю.
- Дорога. Мы в дороге большую часть времени. Если мы не будем ладить в дороге - работать будет невозможно. Хочешь, не хочешь, нужно приспосабливаться друг к другу, уступать в чем-то.

Эльза поняла – уступать большей частью придется ей. Главное чтобы Песочников не позволил себе совсем лишнего.

- Как вы оцениваете первые два дня?
- Нормально, единственное, что испортило мне мне настроение…ну это не считается. Неизбежные «издержки производства». А насчет работы – завтра у тебя будет первый «звездный час». Ты ничего не делаешь, просто ОЧЕНЬ внимательно смотришь. Потом я тебе все разжую. Твоя ключевая задача – сначала видеть ничего не понимая, потом – из моего рассказа все понять. У меня есть телефон, в теории даже можно записать видео, но часто бывает не протолкнуться. И это только при условиях, что у тебя будут свободные руки.
- Василий Николаевич, вы можете еще что-то рассказать о работе?
- Могу, но не много. Теория без практики, тем более в нашем деле не значит ровно ничего. Медицина мне отдаленно знакома, но как с этим у вас я не знаю. То есть сначала ты учишь, а потом сразу оказываешься на месте, и у тебя все резко получается. Поэтому выливать много теории бессмысленно, ты может, что-то запомнишь, а потом уже успеешь забыть, и понадобиться совсем другое. Я расскажу кое-что, из серии на все случаи жизни. Давай попозже, после Ярославля?

III


Поезд идет на Север по мосту через Волгу. Бесплатный завтрак в стоимости билета всего один, а чая можно брать сколько хочешь.

- Василий Николаевич, я видела по расписанию – это Волга. Очень маленькая.
- Естественно, мы же наверху. Она еще «не получила», ни Оку, ни Каму. Так, давай ты вынесешь мусор, я достану бумагу и ручку.

Ручек у Песочникова минимум три. Мало ли что – акт не менее важен, чем работа.

- Вот у нас есть запоротый акт выполненных работ. Сначала вспомним «домашнее задание». Расскажи…нет, нарисуй мне постоянный и переменный ток.

Эльза, как школьница расчертила координатные сетки, выводит на одной прямую, на второй – синусоиду.

- Хорошо, что у нас в розетке?
- 220 вольт переменного тока.
- Угу. А еще не лишне знать – в других странах бывают другие напряжения. В 20-х завозилось полно черного импорта, может встретиться. Об этом поговорим, когда встретим. Внутренние узлы компьютера, сервера питаются исключительно постоянным током. Вот – Песочников достал из своей сумки один из блоков питания – видишь, 3.3 Вольта, 5 и 12. Самая большая проблема – мы работаем со старой техникой. Есть законные погрешности, не больше пяти процентов. В реальности отклонения могут быть огромными. Пока просто скажу – из за старости. По этой простой причине мы возим с собой вагон блоков питания.
- Одного не хватает?
- Я тоже люблю ходить налегке.
- Извините!
- Извиняю, не хватает. Есть уйма стандартов для их подключения. Общепринятые, стандарты производителя. Из той же оперы как про диски, но там часто разъем нарочно делают другим. Просто не воткнешь. Я просто подумал – раз ты врач, тем более работала в реанимации, вы ведь отслеживаете состояние больного, пока не сдадите его в приемный покой?
- Конечно, отслеживаем! Вы знаете про приемный покой?
- Еще бы! И сам в больницах лежал, и, как говорил, немного знаком с медициной.

Эльза решила пока не спрашивать про знакомство с медициной. Кто знает, при каких обстоятельствах было знакомство.

- Продолжу, наша работа в общем случае относительно краткосрочная. Все это время мы отслеживаем состояние «больного». В данном случае он может быть уже совсем трупом, мы просто приедем и констатируем смерть.

Песочников сказал не подумав. Такие вещи – не лучшее в работе «скоропомощников».

И все, уедем?

-Возможны варианты. Все, лекция на сегодня окончена. В Данилове ты выйдешь и что-нибудь нам возьмешь. Я уважаю курочку, хорошие пирожки, маринованные овощи. Могут быть салаты по-корейски. С учетом времени в дороге нам надо постоянно двигаться. Выходим каждую крупную станцию, кроме как ночью. Вчера мне было не до подобных объяснений.

IV


- Василий Николаевич, нам меняли один электровоз на другой. Тот больше не может идти?
- Не может. Опять же вспоминаем электротехнику. От Ярославского вокзала мы шли на постоянном токе, теперь пойдем на переменном. Как я и сказал, никаких лекций сегодня не будет, В Вологде выхожу я, твоя задача только смотреть за купе.

Песочников достал наушники и поставил музыку с телефона. Аппарату специально предан непрезентабельный вид, включая некритично разбитый экран. А глазах нечистых на руку ментов и гопников он резко терял свою ценность. О том, что в телефоне огромный объем памяти на нем не написано. Не только сотни часов музыки, еще карты десятков годов и городков, сотни технических документов. Да, навигации нет, американцы только в прошлом году начали строительство новой космической станции. Навигация может и будет лет через пять, но ее будут поддерживать только новые аппараты. Те, что будут новыми через пять лет. На такой долгий период времени «старший эксгуматор» не задумывался, он работал на износ, жил не самой здоровой жизнью. Кто его знает, что в этом будущем?

Вася то о настоящем не думает. Вот сервер, который не включается. Миллион причин, по которым может не включаться. А может вылезти миллион первая. Старая шутка про шаманский бубен, когда перебираются все варианты подряд, проблема решается, а что произошло, может остаться не понятным. «Работает, что вам еще надо?». Кто по умнее сочиняли умные причины. Песочников - ас-сочинитель, недаром он дошел до начальника отдела, а за год до того как все полетело в тартарары – до заместителя руководителя по информационным технологиям.

Поезд уже движется на восток, у «эксгуматоров» навроде раннего ужина. До Череповца два часа.

- Василий Николаевич, вы можете рассказать про город?
- Череповец? Немаленький, не меньше Вологды, хоть и не областной центр. Много промышленности. Как сейчас – не знаю, но думаю – сталепрокат нужен во все времена. Неблагополучный – никаких «экскурсий», даже если останется время. Если все нормально, мы выезжаем завтра в ночь. Как отработем – просто сидим в зале ожидания, все. Приехали – вселились. Утром заказчик встречает и везет нас на место, потом попросимся до вокзала.
- А заказчики они…какие?
- Разные. От умильно восторженных до разозленных и подозрительных. Наша контора берет недешево, но, вроде, как и понятно за что. Исключительно важный момент – заказчик не только стоит над душой, точнее я добиваюсь, чтобы он стоял над душой. У него важная функция – видеть все, что идет не так во время нашей работы. Я показываю ему пальчиком, Шамиль писал это в акте, заказчик подписывал. Некоторые видят – работы больше чем предполагалось, и говорят – ну вас нафиг. А у нас еже есть бумажка, в ней фактически проделанная работа. Мы уже съездили не зря. Если начнет брыкаться – подаем в арбитраж, и он нам все оплачивает. Судебные издержки, выезд юриста. Даже если заказчик круче перца и с судьей на короткой ноге – нас Измайлыч все равно не обижает. Но больше мы уже к нему не едем, а конкуренты за такой конец возьмут дофига. А еще у них возникнут вопросы – почему просят их а не нас. Могут попросить предоплату просто за сам факт выезда в не зависимости от результата, могут и продинамить. Все, лекций на сегодня более чем достаточно.

V


Вологодская область, г. Череповец.
20 марта 2036 года.

- Владимир.
- Василий, это Эльза.
- Очень приятно, поднимаемся.

«Заказчик» прислал к гостинице машину. Сам, хорошо одет. Сейчас все трое поднимаются по четырехэтажному офисному зданию. С фасада уже обваливаются плиты отделки. «Логово» компьютерщиков вместе с серверной на 4-м этаже. Серверная маленькая – еле развернешься, но Песочникова куда больше волнует провалившаяся крыша, пробившая подвесной потолок. На улице и «в помещении» одно и тоже. Открыта серверная – в ней то же самое.

- Василий, вот пароль.
- Владимир, меня сейчас интересует другое. Не помните, прогноз на сегодня?
- Днем до -4.
- До -4 – Песочников достает мультиметр, датчик температуры показывает -7.3.
- Видите, да? Не знаете, давно брошено здание и когда началась…вентиляция в атмосферу?
- Компания обанкротилась в ноябре 30-го, на второй вопрос ответить не могу.
- Ясно. Здесь ведь не Сочи, далеко не Сочи. Сейчас, конечно будем смотреть сервер, вы все представляете, что могло произойти за это время? Выпадение тумана, конденсация, повторное замерзание. И так не один год. Я говорю о возможных причинах отказа старта. Эльза, устраивай наши вещи поудобнее, я начну заполнять акт?
- Вы же ничего не сделали?!
- В сервер не влез. Произвел замер температуры в помещении, установил недопустимость условий среды не только для работы, но и для хранения аппаратуры. Как только подпишете «преамбулу», будем двигаться дальше. Здесь еще проблема – серверная комната строилась уже вокруг серверного шкафа. Судя по всему никто не рассчитывал возможность выноса большинства оборудования.
- Конечно, если бы украли?!
- В данном случае это играет не в нашу пользу. Мы не можем вынести сервер, отогреть его, просушить и пробовать запустить. Крыша пробита – пытаться затащить тепловую пушку бесполезно – все тепло уйдет. Нам придется пробовать все на морозе. Вы должны с этим тоже согласиться.
- Я отойду, позвоню?
- Конечно.

- Вот Эльза – прямая польза от присутствия заказчика. Так мы запустили бы все, а они ничего не подпишут – мол сами добили.

«Заказчик» вернулся.

- Начальство дает добро начинать.
- Значит начинаем.

VI


Сервер не производства "большой тройки", все позавчерашние рассказы про трех «дядь» не действуют. Крышка снята, Песочников ощупывает плату. Конечно холодная, но следов замерзшей влаги нет.

- Владимир, пока мне нравится одна вещь. Видите вентиляцию? Там фильтры, они хорошо забиты пылью. Вообще это не очень хорошо, но в нашем случае – неплохо.
- Василий, мне уже начинает казаться, что вы хотите выполнить работу, а не смахнуть все на температуру.
- Конечно, хочется. Вы ведь с большим удовольствием позовете нас еще раз. Эльза, готовь мне два маленьких жестких для серверов на 10 терабайт. Владимир – предупреждаю сразу – вставлю их не раньше, чем он оживет.

Питание подано.

- Все закройте глаза!

Песочников осторожно выжимает кнопку питания. Вентиляторы покрутились секунду и остановились.

- Коротыш.

На всем русскоязычном пространстве как только речь заходит об электричестве никто не вспоминает низкорослых. Только короткое замыкание.

- И что, все?
- Нет, сейчас попробую узнать, кто «провинился». Все что можно отключить – отключу.

Опыт Васи можно черпать половниками и раздавать бедным. Откинут дефектный модуль оперативной памяти, пошла самодиагностика. Диски заняли последние два свободных места в специальном отсеке. В просторечии его называют «корзиной», хоть с корзинкой для ягод и грибов он не имеет ничего общего. Пока грузится операционная система – он неотрывно наблюдает за состоянием каждого диска в «корзине». Привезенные с собой и извлеченные из тепла займут места «павших».

- Владимир, что вы хотите отсюда?
- Все, что есть. Дальше будем разбираться сами. Этого хватит?

«Заказчик» дал небольшой внешний диск.

- Посмотрим…

Мерзкий звук аварийного события, индикатор одного из дисков стал красным. Остальные перемигиваются с зеленого на желтый.

- Эльза, еще диск!

Сброс данных сейчас уже не приоритет, пять дисков слишком долго провели в простое, к тому же в морозе. «Павший» извлечен, вставлен еще один «подкидной».

- Подождите пару минут, я должен посмотреть, что с дисками.

Программа управления показывает - на приход в нормальное состояние потребуется полчаса. Если начать копирование – дольше. Вася подключил внешний диск и начал точечно сбрасывать отдельные файлы. Не все скопом. Через пять минут, опять сирена, вышел из строя второй жесткий диск. Менять бессмысленно, пока все не восстановилось и после «падения» первого.

- Владимир, противные звуки – «падают» диски в сервере. Им холода тоже неприятны.

Третья сирена…

- Все. Теперь давайте найдем стулья, я все объясню разными способами и расскажу что можно сделать.

VII


В кабинете отдела четыре стула, но четвертый неплохо «ушатан».

- Владимир, представьте себе стул на пяти ножках. Очень хорошее сравнение - у вас в сервере было как раз пять дисков. Отломилась одна, вы еще можете сидеть. Вторая – тоже, скорее всего, сможете. На двух ножках уже не сможете. Мы, как вы заметили сразу приготовили две запасных – как только ножки ломались, уже кто-то начинал прикреплять новую, прочную. К сожалению мы не закончили прикреплять первую, а сломалось уже три. Все. Стул с двумя ножками с незакрепленной третьей.
- Василий, я понял, а почему нельзя продолжить прикреплять… «ножки».
- Я сейчас могу рассказать лекцию про избыточность, вы ее вряд ли поймете. На сервере было 5 дисков. Дисковый массив был рассчитан на выпадение двух из пяти. Это очень грамотное решение, но не рассчитано на то, если начнут валиться через пять минут.

Песочников умел убеждать, заказчик задумался.

- Хорошо, что теперь?
- Я успел сбросить вам часть данных. Я понял что за компания, чем занималась и что вам может быть интересно. Посмотрите, если не хватит, мы можем восстановить данные. Заберем диски, отдадим в нашу лабораторию, они вскроют корпуса и прочитают напрямую с пластин.
- А почему нужна лаборатория?
- Пластины, на которых записаны данные, движутся с огромной скоростью. Внутри все заполнено инертным газом. Любая пылинка – и все.
- Какова цена вопроса?
- Три диска с данными. Я не помню наших расценок – тысяч 25 минимум. Работа сложная.
- Василий, давайте начистоту. Вы постоянно меня пугали, теперь хотите очень приличных денег. Что там такое могло произойти, что три диска в течение 10 минут вышли из строя?
- Сейчас объясню. Вы водите машину?
- Водил. Kia.
- Хорошо, с какой отметки на тахометре начиналась красная зона, недопустимые обороты двигателя.
- 6.200 оборотов в минуту, вроде.
- Шесть двести, чуть больше ста в секунду. Вот представьте себе, встали вы с утра, на дворе и под капотом -7, как сегодня. Вы ка-ак только завели двигатель – газ в полпедали и выводите на 6.000, чтобы ограничитель не срабатывал.
- Я что же, изверг что ли?!
- Вас я ни в чем не обвиняю. Говорю очень конкретно – сразу в момент старта сервера, пластины начинают крутиться со скоростью 10.000 оборотов в минуту. Очень быстро. С загустевшей от простоя и от холода смазкой. Эльза, дай один диск, я покажу.
- Не надо, я все понял. Мне нужно доложить руководству, принять решение. Посмотрим снятые данные.
- Да, пожалуйста, еще запишите себе – речь идет о восстановлении не просто дисков по отдельности, а дискового массива 6-го уровня.

VIII


- Эльза – сразу отвечаю на твой вопрос – ты ни в чем не виновата. Когда такой дубак не один год – хоть что-то должно было пойти не так. Да, мы не справились, хотя это еще вопрос.
- Хотите сказать, если возьмем их диски с собой?
- Конечно. Я не просто сказал последнюю фразу. Сейчас они будут обзванивать местные мастерские. Восстановление одного диска сложно и не дешево. Массив это вообще отдельная песня.
- Вы точно не пожалуетесь на меня Анвару Измайловичу?
- Точно не пожалуюсь. За всем стрессом постарайся не упасть. Со стороны ты выглядела нормально, понимала все, о чем идет речь. Мне жаловаться не на что. Жалко, конечно поесть не сходишь, пока они не порешают.
- Я могу сходить, найду магазин и принесу еды.
- Чтобы тебе из-за червонца «пером» в бок ткнули? Не надо! Температура уже поднялась. Сидим, ждем.

- Заказчик вернулся за полдень.
- С трудом созвонились с вашей фирмой, мы согласны.
- Хорошо, сейчас мы упакуем все диски, вы подпишете промежуточный акт. Потом, как лаборатория закончит – встретимся еще раз. Вы убедитесь, что получили все, что было и подпишите окончательный.

Может быть и без особой радости докинули до вокзала. До отправления Песочников раскладывал все произошедшее на «языке более высокого уровня». Рассказал про дисковые массивы. Новая напарница успокоилась – «лекций» перед выдачей пинка под зад не бывает.

Глава 5 - Диверсия как она есть


Москва, Казанский вокзал.

21 марта 2036 г.

I


- Мага!
- Привет, Вась! А это кто с тобой?
- Эльза, пытается освоить нашу работу.
- Удачи, Сестра! Как съездили?
- Вот акт,диски для «лаборантов», записку приклеил – не потеряй.
- Ты им массив отправляешь?
- Да, «шестерку».
- Так вас Анвар Измайлович просто озолотит! Вась, я не понимаю, как ты уговариваешь клиента на такие деньги!
- Разговариваю. А еще деньги должны быть. Без них, сам понимаешь, а еще и данные должны быть не фоточки с отпуска.
- Все правильно говоришь. Вот новая заявка.

После первых двухсот Песочников перестал считать.

- Так, Кронштадт, «Требуется восстановление намеренно удаленных данных». Мага, они там что, у себя не могут человека найти. Нет, я, конечно поеду, а они заплатят.
- Вась, ты с ними работал, им понравилось. «Какого-то человека» им не надо. Еще видишь плюс.
- Значит, еще что-то хотят. Ух-ты, даже доставят из центрального офиса на Невском!
- Вась, после пяти дисков под восстановление можешь ни в чем себе не отказывать. Ты же не собираешься ждать ночной поезд ?
- Не собираюсь. Тогда возьму бизнес класс в «Авроре», чтобы о еде не думать. Мага, разгружайте нас. Мне почти центнер всего там не нужно.
- Как скажешь! Твоя «подкидуха» кому-то из западников пойдет.

Пока «служба доставки» разгружала сумки, Песочников уже брал билеты. Отправление в полдень, в половине шестого – прибытие. Потом Эльза отпросилась в аптеку. В тонкости Вася старался не лезть. Не знал – после поездки в Череповец c 20-ти килограммовым рюкзаком у нее болели плечи и поясница. Взяла кое что по рецепту, не предъявляя рецепта. Контроль не силен, а медицинская солидарность есть. Про себя думала, хоть бы успеть приспособиться к бешеным физическим нагрузкам. Эльза обязана заработать сорок тысяч максимум за два года.

Вася был явно не рад, хоть и не совсем хрупкой «даме», но в плане нагрузок совершенно не пугал. И все же он не изверг – самая первая «точка» сразу пошла в хорошую прибыль. И ей тоже.

- Готова? Пошли на Ленинградский.

II


Для скоростных поездов отдельные перроны. Здесь нормальная, не требующая взяток полиция. Некоторые даже говорят по-английски. Хоть сумки почти пусты, Песочников как и всегда нашел тихое укромное место.

- Василий Николаевич, можем поговорить о работе?
- Да, сейчас самое время. Это не совсем обычный поезд – там активные разговоры нежелательны.
- Просто сидеть и молчать?
- Не настолько. Там будут ехать небедные дядьки. С ноутбуками, работать прямо там. На такие случаи – заведи себе нормальный телефон. Там зарядки, все есть. Можно читать или слушать музыку.
- Это же дорого!
- Вернешься домой и купишь.
- Не могу. Деньги нужны. На другое.
- Я просто не знаю, как ты будешь обходиться. Даже брать книги в бумажном переплете и не дешево, и с нашими разъездами занимают много места.

Да, война изменила много. Интернета нет, вспомнили про роуминг. Он не всегда доступен, а когда доступен – безумно дорог. Бумажные книги, которые в конце 20-х покупали только ценители, теперь стоят весьма ощутимо. Книга в твердом переплете – достойный деловой подарок. Про весь зарубежный подвижной состав пришлось быстро забыть. С Германией на этот раз были на одной стороне, и Сименс любезно попросили забрать все поезда, чтобы не платить за обслуживание в валюте. Теперь быстрейшие поезда до Питера «Невский экспресс» – 4 часа 15 минут и «Аврора@ – 5 часов 30 минут. Причем «Невский экспресс» ведут все еще живые Чехословацкие ЧС200 – почти антиквариат 1970-х годов постройки. "Аврора" довольствуется Российскими ЭП20М.

- Что-то задумался. Ты хотела поговорить о работе. Какой то редиска со скандалом свалил с работы и отомстил – потер все, что мог. Насколько все – увидим. Может быть сегодня, или завтра утром. В любом случае лучше ехать сейчас – до Кронштадта надо добраться.
- Кронштадт далеко от Петербурга?
- Ничего тебе не скажу. Не из вредности. Сейчас я потрачу кучу слов, а там все будет предельно наглядно.
- Хорошо. А как мы будем возвращать то, что удалено?

Песочников потянулся, опять вспомнил разные аналогии.

- Хорошо. Представь себе, скажем, частный сектор. Домики, садики. На каждом домике написано – это дяди Саши, на другом - Дяди Пети, на третьем – Дяди степы. И так далее. Каждый из этих домиков, либо фото, либо документ, либо таблица. Потом ты взяла, выделила все, удалила в корзину. Почистила корзину. Думаешь, что все. Но это не так. Эти домики, садики, никто не уничтожал. На каждый просто повесили табличку – домик ничейный, можете вселяться, сносить все, и так далее. Если никто не вселился, не порубил сад и ничего не разрушил, ты берешь, скажем, журнал, и вешаешь старые таблички. Все.
- Так просто?
- Возможны заковыки. Во первых я уже сказал одно если. Лучший вариант – увидели «ох, ах» и все оставили как есть. Если не так – восстановим не все. Еще одно – есть специальные программы, они как бульдозеры проходят по бесхозным домикам и садикам. Но это дольше чем нажать «удалить» и «очистить корзину». Часы. Такие пакости творятся в порыве, их редко долго планируют. Тотальное уничтожение можно почти не ожидать.

III


По сравнению с солидной публикой в бизнес классе скоростного поезда Песочников и Эльза контрастируют своей практичной, почти рабочей одеждой. Но никого не отвлекают. Вася слушает музыку, Эльза смотрит в окно. Если отбросить желание заработать денег и вылечить отца, у нее двойные чувства. Любому врачу скорой помощи собственный город навязает в зубах. Тем более, отпусков даже меньше чем у Васи. Выбраться, отдохнуть на природе так просто счастье. Но сейчас она выбралась далеко, очень далеко от «своей тарелки». А напротив не слишком дружелюбный человек. Она для него просто обуза. Да, Песочников неплохо объясняет суть работы, но он не выбирает работу. Куда скажут – туда и поедет. Но пока первого же возможного прокола она не допустила, может быть, не допустит и второй. А если за выезд в Череповец неплохо заплатят - двоюродная сестра получит деньги назад, возможно поможет еще раз.

Пять с половиной часов не настолько много. Песочников прослушал четыре альбома электроники, Эльза подумала о своем. Прямо на парковке вокзала стояла машина казначейства, немолодой Ford Focus.

- Нам пульнули телеграммку, начальство велело вас встретить.
- Отвезете?
- Нет, круги по нарезаю и все! Конечно, отвезу.

Без двадцати шесть, уже час пик. С тех пор, как Питер стал столицей поневоле, проблем стало больше. Водитель старался пробиться к Неве, а уж там по набережной, к кольцевой. Нет навигации, нет информации о пробках. Водила решил ехать длинным южным путем. Мокрый снег, все фактически стоит. «Скорая» на встречке просит «лыжню». Не нужно быть гением понять, что вспомнила Эльза. Только в начале седьмого Форд пересек реку и начал двигаться на юг, по Октябрьской набережной. Да, по Северу ехать быстрее, но, как и ЗСД, он перегружен транзитом. Финским водилам заплатить за проезд - что раз плюнуть. Машины двигаются, но медленно, ночью работать уже не получиться. В Вологде подсела компания навеселе, полиция сняла их только в Ярославле – сна почти не получилось. После такого работать – издевательство. Все равно придется разбираться, что-то может быть не совсем очевидно.

Езда – в час по чайной ложке, ближе к семи машина вышла на Кольцевую. Температура ниже нуля – автоматическая система регулирования скорости выставила 60 километров в час.

- Сколько отсюда?
- Километров 80, еще по городу. Сами видите.
- Вижу. Стабилизацию выдернули.
- Выдернули родимую, за 10 лет начала выпендриваться. Так что я не превышаю.
- Понятное дело, лучше целиком доехать.

Естественно Песочников даже не думает о водителе. Водила, хоть и поздно вернется домой, для него суббота и воскресенье – выходные. Для Васи таких слов нет. На спидометре даже меньше 60-ти, трасса загружена по самое не моги. Никому не нужна остановка даже за не штрафуемое превышение – все равно найдут до чего докопаться. Когда в начале девятого Кольцевая вышла на залив, Песочников, сидевший спереди, повернулся назад.

- Теперь видишь? Мы едем на остров, там Кронштадт.
- Город в центре моря?
- Залива. Согласись – лучше увидеть глазами чем долго слушать и пытаться представить?

IV


- У здания районного казначейства на Cоветской остановились в половине девятого. Внутри все еще горел свет, их ждали.

- Василий Николаевич? Я заведующая отделением.

Заведующая выглядит старше своего возраста. Скорее всего, семья сильно не досчиталась в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

- Здравствуйте, что у Вас случилось?
- Был приходящий парень. Воровал. Воровал то, что не проходит по ведомостям. Снимал память с компьютеров…
- Понятно, на каждую планку инвентарный номер не поставишь. Что произошло дальше?
- Прямо сказал. Да – ворую. Попробуете уволить – удалю все. Я позвонила в городское управление – на меня наорали и приказали увольнять немедленно. Взяла две докладных, уволила по статье. С утра приходим – ничего не работает. Позвонила в центр – крутитесь как хотите. Ваши уже там что-то делали, дали телефон фирмы. Местные заломили 35 тысяч, сказали – начнут в понедельник. Мы и так на бумажках отработали целый день, помогите!
- Я конечно не управляющий, но вы увольняете вора. Вы не могли проследить чтобы он под конец ничего не сделал?
- Постаралась. Послала его с охранником в кабинет. Только вещи забрать, и все! Он там буквально пару раз мышкой нажал.
- Этого вполне достаточно. Завтра у вас рабочий день?
- Нет, суббота.
- Хорошо, такое предложение. Он же у вас официально числился?
- Абсолютно! Трудовую книжку у нас выдали.
- Мы с напарницей почти не спали прошлую ночь, сейчас мы разгружаемся прямо у вас в серверной, она должна хорошо охраняться. Вы даете нам координаты приличной гостиницы…
- Не надо гостиницы, приличных нет! Я одна живу в трехкомнатной квартире. Переночуете, покормлю, как следует.
- Хорошо, а мы вам на этого козла весь материал соберем. Молодой же?
- 19-ти нет!
- Вы ему испортили трудовую, с нашей помощью испортите жизнь. Это уголовщина - до пяти лет. Сядят, не сядет – не важно. Ему между делом суд любой иск удовлетворит. Наберете докладных – где что откуда пер, за все заплатит. Пойдет?

Женщина, у которой, не случайно получилась пустая трехкомнатная квартира, чуть не расплакалась. Жизнь между молотом и наковальней, а тут приезжают и сразу предлагают решить все проблемы, даже на которые махнули рукой.

- Ой, мои дорогие! Уж я вас не только угощу. Найду что, точно!

V


Можно покупать дорогую пищу, а можно есть приготовленное с душой. Разные вещи. В прихожей Песочников завершено невзначай заметил расчетный лист. 620 рублей в месяц, без учета налогов. Фактически заведующая получает вчетверо меньше Песочникова. Выходит на работу по выходным, да и не одна. Отпуск, возможно лишь одно название. На столе все! Северные грибы, балтийская селедка с маслом и лучком. Размятая картошка, от которой идет пар. Салаты, домашняя настойка. Городок небольшой, вероятно собрались, чуть ли не всем отделением. Уже когда хозяйка собирала со стола – Песочников взял большой фужер с настойкой и вышел на балкон, посмотреть на заснеженный Летний сад. Эльза сначала помогла хозяйке, потом вышла на балкон к Васе.

- Василий Николаевич, как можно удалить все, нажав несколько раз мышкой?
- Можно. Если ты обслуживаешь предприятие, создаешь сценарии для типовых действий. Пишешь много действий, когда надо все они выполняются в заданном порядке.
- Но ведь уволили посередине дня, только на следующий день ничего не работало!
- То же решаемо. Малолетний дурачок всерьез решил привести свою угрозу в исполнение. Заранее написал сценарии и поставил их на таймер. Скажем, на ночь. Он просто включил таймер. Действительно только пара щелчков.
- Вы говорили про программы, после которых ничего не восстановишь.
- Восстановишь, нужно больше денег. Самое главное – нам помогла заведующая. За пару кликов такую программу не запустишь, в сценарий не включишь. А еще одно - работали весь день без компьютеров. Считай, все удалено только формально. Теперь уже будешь мне помогать. Будет много рутины, ты посмотришь, как делаю я, и сделаешь наподобие в других местах. Ты же хочешь учиться?
- Конечно, я обязательно помогу!
- Хорошо, нам время, тебе – опыт. Ну и как, пока нет больших проблем «в России»?

Глава 6 - Триумфальное возвращение


Санкт-Петербург, Московский вокзал
28 марта 2036 года.

I


В Питере провели целую неделю. Пахали как Папа и Мама Карло. Оба. Восстановили все удаленное в Кронштадте. Песочников по журналам событий вывел все на уволенного вора. Вместе с цепким юристом составили заявление в столичную прокуратуру, она уж никогда не заворачивает дела под сукно. Воришке и хреновому мстителю предъявили обвинение и уже отправили в СИЗО до суда. Этим работа не ограничилась. Пронюхав класс работников – Руководство Казначейства позвонило в Махачкалу. Главный инженер далеко не дурак, почувствовал, насколько можно улучшить репутацию компании. Столичное Казначейство поделится впечатлениями – может быть заявки пойдут даже с территории Иркутских конкурентов. Умел думать наперед. Потом решали вопросы в Сестрорецке, Ораниенбауме, Всеволжске и в центральном аппарате.

За неделю Эльза уже освоила не только методы восстановления данных, но и азы системного администрирования. Там где позволяли ресурсы – возвращали систему с хранением паролей пользователей на серверах, индивидуальный доступ к сетевым ресурсам. При необходимости руководитель отделения мог посмотреть кто именно совершил каждое действие. Песочников, пользуясь опытом молодости, безболезненно изменял информационную систему. Приводил к единому знаменателю, упрощал управление.

Казначейство, насколько могло, в долгу не осталось. За неделю, при известной ловкости можно заработать и больше, но работали каждый день. Кроме денег в компанию, каждому дали премию от казначейства. Эльзе – тысячу рублей, Васе – полторы. За неделю он заработал больше чем за половину месяца, а еще его ждала зарплата. Казначейство выдало три грамоты – кампании и каждому лично. Еще раз – репутация. Когда вернется интернет, или что-то вместо него - на сайт будет что повесить. Не абы что. Уже в день отъезда Измайлыч решил расщедриться. Оба поедут в Москву в СВ «Красной стрелой», зная характер главного инженера, песочников попросил следующую заявку с дальним концом, не меньше двух суток, не сложную. Тот согласился, даже с оплатой СВ туда и обратно. Уже пошли заявки из других казначейств.

II


Одиннадцать часов вечера. Песочников, давно взял за привычку садиться в поезд немедленно после подачи, иногда даже до объявления посадки. Услужливая проводница подала легкий ужин, по чашке зеленого чая. Спросила, кто, что еще желает. Вася пожелал пол литровую бутылку кизлярки, а еще литра полтора лимонада. Через пару минут все это вместе с рюмкой было подано.

- Василий Николаевич, вы не будете спать ночью?
- Я – нет. Погашу свет, свое я найду на ощупь.
- Я тоже не буду. Не могу поверить.
- А?

Песочников достал файл с документами.

- Да, свой след в истории компании ты уже оставила. Как же здесь «Наградить Эльзу Хамитовну Омарову почетной грамотой Федерального Казначейства по городу Санкт-Петербургу».
- Это Ваша заслуга.
Последнюю фразу Вася решительно не понял и пропустил сразу пару рюмок. Поезд тронулся, до Москвы ровно восемь часов.

III


- Момент! Получается я подошел к руководителю, забыл, как ее и нашептал на ушко. Что-то: «я слышал, вы меня тут грамотой собрались награждать. Тут, знаете, есть такая Эльза Хамитовна – впишите ее тоже. Просто за компанию. Ну, чтобы мне нескучно было»

«Эльзе Хамитовне» за неделю высказали под сотню благодарностей. Все еще у нее некоторое…задавленное выражение лица. Говорила «Спасибо» и все.

- Грамота заслуженная тобой лично. Ты работала как раб в рудниках. Я никогда не слышал «я не смогу, не справлюсь». Слышал «расскажите, объясните». А потом все делалось.

Песочников опрокинул еще рюмку, звукоизоляция хороша и он мог позволить себе говорить на повышенных тонах. Конечно это позволяло…ммм…заниматься в соседних купе чем то другим.

- Так вот, я не закончил. Хоть у меня уже внутри потеплело – говорю ответственно – для меня свой испытательный срок ты прошла. Еще больше скажу – не отдам. Фиг с ним, возьму груза больше, помогу, это не самое главное. Идеалов не бывает, Шамиль учился не так быстро. И здорово уставал. А сейчас мы отдохнем. Нам дадут длинный конец, опять в СВ. Да это будет север, но у нас не будет ни вахтовиков ни прочих милых людей. Даже если что-то случится – прикрою, выгорожу.
- Спасибо большое, но вы сами меня всему научили.
- А у меня работа такая! Делать, что умею. Помнишь заказчика в Череповце – научил. Он понял сложную физику движущихся механических частей через несложные аналогии. Я бы мог тебе развести все восстановление информации, как в учебниках, ты бы ничего не поняла. Мне уже годиков не мало, я не идеалист. Меня всей этой дурью про команду до самого конца не проймешь. Но не до самого конца – и я понимаю, я должен делать компанию сильнее, тем более нашу компанию. Заметила – как что-то хорошее, сразу плюшка. Я с Измайлычем в понедельник по телефону разговаривал. Он мне говорит – прибыль с Череповца такая, что зря я "Невский экспресс" нам не взял, да и вообще первый класс. Да, Измайлыч из нас жмет, но я где-то понимаю, почему жмет. Нас мало соображающих, поэтому и мотаемся безвылазно. Будет больше – будем дышать легче. А так для нас все условия. Из Северодвинска вообще СВ не было. Командировочные – живи как король. Я просто тебя не заметил, когда он мне тост толкал. Два года и все, никаких командировок, буду учить новичков на месте, а не так, чтобы они шишки на местах ловили.
- Вы не против – я себе тоже рюмку или другую попрошу.
- Бери, конечно, все давно выветрится. Я думал, ты просто не пьешь, так бы из своей бутылки предложил.
- Спасибо. Потом вы сможете рассказать, как все знаете и объясняете так легко?
- Без проблем, сейчас еще пару хлопну.

IV


Отношение в Дагестане к алкоголю довольно специфическое, проще сказать, отрицательное. Пьющий – позор в семье. Женщина может получиться, что выпьет всего раз в жизни – бокал шампанского на свадьбе. До войны в Махачкале был небольшой магазин разливных вин, а еще питейная. Весь уклеен цитатами из Хайяма, воздержанностью к спиртному не блиставшему. Ну очень характерное и колоритное место. После войны ситуация начала меняться – больше ста тысяч ветеранов с орденами и медалями уже как то позором не назовешь. А искать ответы они могли только там, с психологией было едва ли не хуже – есть, но на всех не хватает. Поэтому когда Эльза зашла в купе с двумя рюмками, Песочников даже не стал ничего предполагать. Не его дело. И не ее копаться в его личной жизни. Захотела услышать о работе, пожалуйста, не великий секрет.

- Самое главное, всего я не знаю, иначе сидел бы сейчас в Питере за три-четыре тысячи, писал бы программы для систем управления, и было бы совсем другое дело. Выложу я свою, как это называют, трудовую деятельность. Родился я в Астрахани, закончил универ. Мать работала в интересном месте, немного связано с медициной. Проще – там определяли группу инвалидности, как нас только не называли и под кем мы только не были. Взяли меня очень просто – была единая федеральная информационная система для общей базы данных. А никого не то, что из компьютерщиков – технарей не было. Телефон, камеры посмотреть, вот так. Сразу вопрос, техника есть, надо учить врачей работать. А врачи едва ли не половина с компьютером никогда не работали, не то, что с программой. Пришлось делать все сразу, учить самый минимум компьютер понимать и сразу в программе работать. Москва бесилась – все уже позавчера как должно быть. Вот так года полтора почти ада, потом всех как-то обучил, новых они уже сами учили. Тут начали совместителей разгонять – я один остался. И за программой следить, и за всем остальным. Обоснование покупок, просить дополнительного финансирования.

Ты говорила – врать не красиво. Если тебе нужно миллион, довоенный миллион, и ты его попросишь - получишь тысяч сто. Чтобы все работало, надо было врать и обосновывать миллионов пять, тогда еще все могло работать. Так как у меня все это получалось – мне начали давать помощников, студентов на полставки. Потом на полную, сделали отдел, а меня начальником. Пришло новое руководство, привело своих людей, меня выперли. Работу найти сложно – начальниками сразу не берут, а я решал, по сути, административные вопросы. Кого взять, с кем контракт заключать, сами мы много чего не делали и не знали как делается, поэтому специалист из меня был специфический.

- А как же переехали в Дагестан?
- Самое интересное и завершающее. Когда меня выперли в Астрахани, начальник такой же конторы в Махачкале меня знала, и знала что могу, а что не могу. Постоянно подбрасывала трудовые договора, обучить врачей, разработать общий принцип системы, подобрать людей. Разобраться с интернетом – у всех комиссий в районах должна бесперебойно работать связь Потом сказала : «знаете, вы от нас почти не вылезаете идите к нам работать» Вот так я и переехал. Причем взяли меня уже замом по ИКТ. Потом война, мы все обязаны работать в военное время, меня не призвали. Все закончилась, система подразвалилась. Третьих групп нет, на всем Кавказе только в Ставрополе осталось. Я опять без работы, недолго, месяца три. Бывшая начальница меня Измайлычу порекомендовала, вроде как: «он и медведей научит». Вот так я там, где сейчас.

V


После длинной речи, Песочников промочил горло лимонадом. «Краткое содержание» 12-ти лет работы он выпалил довольно быстро, теперь вспоминал ощущения. Быть «единственным и неповторимым» не всегда хорошо. Проблемы с отпуском, разъезды по городу с высунутым языком. Стрессы, непонимание начальства как обратная сторона «единственности и неповторимости». Умеренная тяга к спиртному – в бутылке почти что-то единственное теплое и доброе. Вот например сейчас – кому Вася нужен как человек? У него нет двоюродных сестер, вообще никого. Да, есть умеренно порядочный начальник, умеренно благодарная за обучение напарница.
Слишком много раздумий, проще налить еще рюмку и нырнуть в теплоту еще глубже.
У Эльзы раздумий меньше – человек под градусов говорит честнее. Когда ей сказали, что «не сдадут» - с души спал камень. Все остальное по своему интересно, но меньше. Пока можно получить очередную порцию «матчасти».

- Василий Николаевич, Вы обсуждали с директором казначейства технику объединения всех управлений в одну сеть.
- Обсуждал, это не объединение в одну сеть, хотя и можно сделать. Старая технология, куда старше меня для использования обычной телефонной линии для передачи данных. Выделяются два номера телефона с каждой стороны, на них вешаются специальные устройства – модемы. МОДуляторы-ДЕМодуляторы.
- Модемы использовались очень недавно!
- Знаю, любой сотовый тоже модем, и может быть им для себя и компьютера, ноутбука. Я про более старую технологию, 1990-е, может быть даже 1980-е, меня еще и в помине не было. Здесь нужно понять главное – про всю информацию. Вообще всю. Документы, фото, видео, базы данных – просто нули и единицы. С точки электричества – нет сигнала – ноль, есть – единица. Но ты знаешь – когда поднимаешь трубку телефона – есть шум. Поэтому ноль это не отсутствие сигнала, а меньше определенной величины.
- Потом все нули и единицы собираются в цифры и буквы?
- Да, а дальше – гораздо в большее. Технология была примитивная – один модем «звонит» другому, и шумом или его отсутствием передает «нули» и «единицы». До модемов все разбиралась до нулей и единиц, после – собиралось. При очень определенной ловкости так даже можно действительно сделать сеть, только скорость будем мизерная. Скажем – за секунду можно передать страницу, максимум две простого текста без сложного форматирования. Без табличек, диаграмм. Слова, знаки препинания. Все.
- Василий Николаевич – даже это лучше, чем возить документы из Кронштадта в Центр.
- Лучше. Все новое – хорошо забытое старое. Здесь это большая ирония, мы в 2036-м пытаемся задействовать технологию, умершую может уже к 2010-му.
- Вы спрашивали у меня про психологию общения с больным. Сейчас страна в критическом состоянии, не следует отказываться ни от чего.
- Я понимаю. Печально – твоя страна в критическом состоянии. В любом случае они уже думают, а Измайлыч знает, что они думают.
- Не потому ли мы едем в дорогом поезде и дорогом вагоне?
- Возможно, потому тоже.

Дальнейшие разговоры Эльза сочла неуместными. Песочников добил пол литра и вышел из вагона почти, как ни в чем, ни бывало.

VI


Москва, Казанский вокзал.
На следующее утро.

«Служба доставки» прибыла не так давно, первым делом выдала заявку и «покидуху» другой «Северной группе».

- Саид!
- Вась, здорово! Ты говорят, сначала уехал в Питер надолго, а там просто заработался, и успешно.
- Было дело. Саид, сразу акты…
- 12 штук!!!
- Три почетные грамоты от госконторы.
- Вася, ты волшебник!
- Что для меня?
- Тут СМС от Анвара Измайловича по роумингу пришло, тебе тоже, наверное. «Песочникову В.Н. Василий! Твое предложение по использованию модемов заинтересовало Казначейство. В дороге подготовь обоснование и смету. Нужно торопиться, пока не вспомнили про выделенные линии. Как ты и просил – дальняя заявка, разрешаю брать СВ, оплати достойный номер в гостинице. Удачи!»
- Понятно, куда меня?
- Новый Уренгой, Администрация городского округа. «Просим восстановить работоспособность сервера приложений»
- Мы что, теперь этим тоже занимаемся?!
- Вась, мы занимаемся всем, за что платят деньги, и что ты можешь сделать. Ты ведь там был, сервер видел.
- Видел в феврале, его поднять то! Ладно, дай мне три блока питания по 850 ватт и три охладителя на 3647-й разъем. Просто обмолвился – с него не только инфу снять, но и в строй поставить можно.
- Вот! Ты обмолвился, а мы получили заказ!

Песочников, не откладывая в долгий ящик, взял билеты туда и обратно. Эльза отдыхала в зале ожидания, Вася изначально не рассчитывал получать для нее новых комплектующих.

- Василий Николаевич, все нормально?
- Волшебно! Плевая заявка. Далеко, опять билеты в СВ. Измайлыч уже предвкушает работу с казначейством, попросил меня все расписать и подсчитать. Подсчеты, конечно, будут только условные, все уже очень давно надо брать на вторичном рынке. Техническую сторону опишу – бумагу марать умаю, бумаги помарать тоже дали.
- Вам выдали комплектующие для выполнения заявки!
- Три «питалова» и три «карлсона»? Не смеши. Готовься почти трое суток радоваться виду из окна на Урал, Сибирь, включая тайгу и даже тундру.
- Так далеко?
- Да, один из наших самых дальних концов. Заявка простая – увидишь очень много и практичного. А еще на Ленинградском есть душ и мы на него успеваем.

Глава 7 - Северное превращение энергии


I


Тюменская область, г. Тобольск.
31 марта 2036 г.

Почти восемь утра, Песочников выдыхает горячий воздух в сибирскую стужу. Он уже давно не слышал могучее дизельное сердце тепловоза. На холостом ходу в нем даже больше спокойствия, почти царственности. Когда дизель под нагрузкой – в его «голосе» напряжение, уже не то. Больше электровозов до обратного пути не будет – поезд уже забирает на север. После Сургута будет вообще глушь.

Даже здесь весна понемногу начинает брать свое, день уже длиннее ночи. Хотя в Северодвинске три с половиной недели назад было теплее.

- Эльза, на вокзале почти ничего нет, буфет только открылся. Еще Сургут ближе к вечеру. Прошу проводницу принести нам завтрак?
- Да, можно покушать.

Почти за двое суток их отношения определенным образом изменились. Конечно не только за двое суток. Сказанное в Красной Стреле. Потом, Песочников большей частью отдавал Эльзе свой телефон. Там были книги для работы, кроме того музыка и фильмы. Музыку можно слушать вместе с книгой. Вася не демонстрировал открытых признаков дружелюбия, но он сделал неблизкую дорогу бывшей «скоропомощнице» комфортной. Это не оставалось незамеченным.

- Василий Николаевич, не знаете, что это за город?
- Так! Кое-что нам надо поменять. Мы напарники, Шамиль на 10 лет младше меня (Вася далеко не дамский угодник, но чувство такта у него не отшибло) и обращался ко мне проще. Давай?
- Буду пробовать. Просто Василий?
- Хотя бы так. У города довольно интересная судьба. Долгое время он считался столицей Сибири. Потом Транссиб прошел мимо и он начал быстро хиреть. Там в дебрях телефона есть Большая Российская Энциклопедия – за отсутствием интернета и старой доброй Википедии – что-то.
- Получается, мы в Сибири?
- Конечно. Ёбург – Урал, а здесь Сибирь, хоть и Западная. В Тюмени мы, можно сказать, проехали границу нашей зоны обслуживания, Омск и восточнее – территория Иркутских.
- Дальше нам ехать слишком долго?
- Да, долго. Это и время на оборот, затраты на командировочные. Не забывай – мы сначала выходим «на боевое дежурство» в Москву, оттуда уже по точкам. Работа «службы доставки». Это накладно, Измайлыч как-раз ищет новые сферы деятельности. Я вчера из Нижнего Тагила отправил ему все прикидки по Питеру факсом, уверен – там уже думают и считают.
- Я, наверное, должна отдать телефон. Спасибо, с ним было лучше. Книги должны помочь.
- Не за что. Книги действительно пригодятся, а без музыки и кино в таких концах я даже не знаю как. Тем более здесь и розетка в купе, я могу свои дополнительные аккумуляторы не тратить.

II


В 2030-м на волне «слета голов» расформировали печально прославившееся ОАО «РЖД» и вернули старое знакомое Министерство путей сообщения. Сложно сказать о результатах, в войну железные дороги напрямую подчиненные правительству отработали неплохо, сейчас быстро возвращались к мирной жизни. Да, не было такого довоенного качества и сервиса, но все же вполне на уровне. Вот завтрак – вроде и ничего, но разнообразием даже за уральскими горами не сильно отличается от Московского региона.

- Василий, когда вы закончили, мы можем поговорить о работе?
- Можем, мы приезжаем завтра в восемь утра. Не торопясь обсудим дело.
- Вы говорили - знаете, что нас ждет.
- Да, если они там ничего не натворили. В начале Февраля мы сняли с Шамилем данные с подкидным питанием и уехали. Несложно догадаться – замени подкидное питание на постоянное, и еще кое что – сервер будет работать.
- Можно обсудить?
- Обсудим, сначала - другое. Ты должна четко понимать отличие сервера от основного компьютера.
- Попробую. Более мощный, работает сам по себе, за ним не работают. Его только настраивают.
- Очень правильные слова, но это, скажем позже. Начнем с самых азов. Само слово – сервер от английского serve - служить. Все правильно сказала – работает сам по себе, я уточню.

Если очень грубо, все сервера можно разделить на три категории по назначению.
Есть файловый сервер, на жаргоне его могут называть «файлопомойка». Его задача – предоставить только защищенное место для хранения информации. Установочные пакеты программ, разные документы. Он не должен быть мощным – главная задача большая емкость и защищенность.
- Обязательный дисковый массив?
- Обязательный, иначе это не сервер, а просто «файлопомойка», ее можно открыть на любой машине в сети. Минимум первого уровня – два диска содержащие копию друг друга. О чем мы говорили две недели назад в районе Ртищево.

Следующий – сервер приложений. Представь довоенную мастерскую по ремонту телефонов, планшетов, ноутбуков. Ты приносишь, платишь деньги, забираешь отремонтированное. Задача сервера приложений – снять нагрузку с обычных компьютеров на себя, обрабатывать данные централизованно. Как думаешь – какие требования?
- Высокая мощность, дисковый массив только для предотвращения выхода из строя, емкость дисков не критична.
- Много правильного, но не все. Чуть позже объясню. Третий тип сервера – Сервер баз данных. Относительно «слабая» программа на обычных компьютерах, которая делает запросы к базе. Даже не знаю – скажем, как давно были бюро справок. Сервер выдает информацию в любом разрезе с любыми критериями. Скажем, когда я работал в Махачкале, мог «спросить» - дай мне всех инвалидов третьей группы вследствие ДТП признанных за март только в Кизляре.
- Как база данных сотрудников в Кронштадте?
- Да, спрашивай все, что хочешь. Но, по-хорошему все возможности запросов должно быть уже заложены в программу, работающую с базой данных. Иначе требуется спец, работающий с базой напрямую. Такие не бедно живут.
- Вы сказали «грубо».
- Да, сильно упростил. Если контора бедная – сервер всего один, на все задачи. И «файлопомойка» и Система управления базой данных, а сервер приложения могут поставить на обычный компьютер. Вообще , есть старая поговорка: «одна задача – один сервер». Это идеал времен 10-ти летней давности, даже тогда сервера были одновременно и такими и другими. Единственно, я мог взять слабенький и устаревший, повесить на него диски поемче, и назначить его исключительно файловым. Так делал не только я, если что - возиться с ними тяжелее. Возраст.
В остальном, даже если очень хочется, сложно отделить сервер базы данных от сервера приложения. Многие приложения на сервере уже содержат базу данных, и требования к ним совмещаются. Большая мощность, сложный дисковй массив. Тот, шестого уровня из Череповца – ерунда. 50-й, 60-й. Увидим еще.

III


Небольшая станция в Демьянке с оборотным депо. Песочников опять вышел подвигаться – за три часа уже потеплело. Опять чай с лимоном, пару пирожков, можно поговорить о насущном.

- Простой вопрос, ты включаешь свет, что происходит?
- По спирали идет ток, она нагревается и начинает светиться.
- Говоря наукой – электричество переходит в тепло и свет. Все компьютеры и сервера тоже жрут электричество, но здесь все переходит в тепло до последнего Ватта. Я в юношестве и молодости слышал шутки, сказанные на полном серьезе – часть энергии уходит в вычисления.

Пока Вася полез в сумку Эльза подумала о двух вещах. Рановато он записал себя в «немолодые» и про «шутку» с теплом. За ремонт «умершего» от перегрева ноутбука в 2025-м пришлось занимать почти у всех подруг. Уже чувствовала, что будет говориться дальше.

Тем временем из сумки появился «Карлсон», со связки ключей снят забавный брелок – процессор со спиленными ножками и гранями.

- Вот два из основных героев. Еще раз – из основных, есть и другие. Замечательный металлический квадрат – процессор. До тех пор, пока почти всем в торговых центрах не развесили лапшу на уши – берите ноутбуки, всерьез считали – коробка внизу и есть процессор. Я специально попросил сделать брелок, как слышу – каждый раз показывал.

Второй герой – Песочников взял в левую руку крупный медный радиатор с прикрепленным к нему сверху вентилятором – процессорный охладитель. Проще – «кулер». Теперь поговорим что они делают друг для друга.

Процессор под нагрузкой может потреблять а значит и выделять ватт 200. Если знакома с утюгом представляешь масштабы.
- Но процессор маленький!
- Очень правильные слова. С маленькой площади идет много тепла. По науке – тепловой поток. Поэтому смотрим на охладитель.

Вася перевернул «карлсон», снизу отполированная почти до зеркального блеска медная поверхность.

- Медь волшебно и быстро снимает тепло. Все 200 ватт быстро растекаются по радиатору – дальше дело за вентилятором все сдуть. За счет полностью медного радиатора и мощного вентилятора задача может быть решена. Может. Объясню почему. Охладитель работает в среде, считай с температурой внутри корпуса. Для наглядности -что происходит в квартире, когда ты убираешься пылесосом?
- Становится теплее, пылесос выдувает горячий воздух из себя.
- Правильные слова. Можно говорить о двух средах – внутри корпуса сервера и самой серверной. Как ты видела в Череповце – корпус продувается, как и пылесос, он выбрасывает тепло наружу. Но мощности серверов достаточно велики, хватит разогреть и корпус, и серверную. В серверных принято ставить кондиционеры – поддерживать температуру. До тех пор, пока не подъехали к Сургуту - сменим тему и поговорим об актах. Писать бумажку ничуть не менее важно, чем правильно отработать.

IV


Пока Эльза ушла на вокзал за продуктами, Песочников смотрел на вокзал и то, что было видно за ним. Да, город с его промышленностью был далеко от линии фронта, только для штурмовиков пятого и шестого поколения, расстояние – не большая проблема. Очень многое пострадало, остальное, даже когда придет в форму будет не так востребовано. В стране – да, за рубежом – меньше. Основной потребитель нефте- и газопродуктов не только в руинах – развалился еще до конца войны на шесть частей. «Отпочковалась» Манчжурия, Тибет, Уйгуры. Монголия вернула себе Внутреннюю. Остальные все еще делят сильно несвежий пирог. Недавно бывшие почти-враги относительно быстро ликвидировали «термоядерные дубины». Относительно, но и не все. Мировая экономика перекроилась, почти никто не остался не задетым. Одни теряли рынки сбыта – другие – производственные мощности. По сравнению с Южной Азией и Ближним Востоком Россия вообще отделалась легким испугом. Чтобы успокоить население в духе «у нас не так уж и плохо» - демонстрировали кадры голодных бунтов в Индии. Что там будет – еще очень большой вопрос. Просто одна сухая фраза – миллиард и семьсот миллионов человек страна уже никогда не прокормит
Сейчас в вагоне голодных бунтов не ожидалось, Эльза принесла еще горячие сибирские пироги и пельмени.

- Василий, там супы предлагали!
- Время есть, почему не поела? Я же на вещах.
- А мне одной неудобно.
- Эльза, придется забыть про некоторые «неудобно». Я тебе не старший родственник заставлять ничего не могу. Если съешь, я не обижусь. Я буду есть.

Новый тепловоз прицеплен, идет проверка тормозов по поезду. Пироги и пельмени – не из недорогих буфетов. Может прежнего нефте-газового «зажора» уже нет, но на качественную еду денег не жалеют. Когда пили чай – поезд тронулся, осталось меньше пятнадцати часов. Песочников еще долго смотрел за окно. До тех пор, пока все построенное человеком закончилось, и осталась только заснеженная тайга.

- Я сказал уже много, для одного дня – слишком. Все же еще кое-что. Когда говорим о серверах – подразумеваем надежность, еще отказоустойчивость. Про дисковые массивы ты знаешь, видела их в работе и реакцию на выход из строя дисков. Большие сервера – не только дисковые массивы. В завтрашнем будет сразу два места под блоки питания, которые делают из 220 вольт сколько надо. Мы вставим два. Не потому что не хватает, вылетит один – останется другой. По такому же принципу ставится два кондиционера.
- Мы оставим заказчику два блока питания из подменного фонда?
- Да, недешево, но они платят. Не только за это. Это хорошая командировка, и отдыхательная и денежная. Поставим им программ, что сможем. Ты поставишь. Еще набьешь акты и напечатаешь на принтере – не полевые условия. Я покажу заказчику все, что у них неправильно. Заземление, вентиляция. Двойной плюс – воспринимается как забота, соответственно тебя, если что еще позовут. А если что-то случится, ты все что я показал - в акте набила, а заказчик подтвердил. Между делом. Все, осмысливай, отдыхай, телефон себе оставь. Кино, музыку.
- Спасибо. Я не жалуюсь, что далеко едем. А сюда разве не летают?
- Летали – лицо Песочникова помрачнело – я зарекся летать. Измайлыч мне это обещал. Если припрет, и во Владивосток поездом неделю ехать буду, хоть туда и летают. В Новый Уренгой куда мы едем летали недолго. Начали, буквально как только воевать закончили и до позапрошлого апреля. Всего, полгода. Слишком большое дело было - не шило для скрывания в мешке. У обратного рейса в Москву отказали двигатели.
- Все погибли?!
- Вроде не все. Почему не про шило, самолет посадили в Ярославле – сразу слухи пошли. По слухам вообще никто не погиб, а самолет разобрали на запчасти для других. Тут я пас - в авиа делах не силен.

V


Про Новый Уренгой можно сказать много из сказанного про Сургут, кроме того, что ему не досталось. Кроме призыва, конечно. Просто «газовая столица России» может остаться таковой только для России. Еще в конце 20-х Европа остановила уничтожение ядерной энергетики, первый ток дали термоядерные реакторы. Потребителями углеводородного топлива останутся только самолеты и космические корабли. В России почти не летают самолеты и совсем не летают в космос. «Байконур» с «Восточным» уничтожены бывшими «лучшими друзьями», Плесецк заброшен – в него нужно вкладываться. Стране просто не до этого. Только американцы рвут одно место и восстанавливают космонавтику сугубо с коммерческим расчетом. Европа тоже почти не летает – с скоростями поездов под 350 и выше поездка иногда получается дешевле.

Мир изменился значительно больше, чем после второй мировой. Вопрос – сделают ли выводы, чтобы не было четвертой.

До администрации везут на служебной машине, за метелью можно заметить только два моста, побольше и поменьше. Просторная площадь перед зданием. Четыре этажа и еще один, технический. На все про все 22-х летний парень с ампутированной ногой на уровне верхней трети бедра – «подарок» от «народно-освободительной армии» где-нибудь под Биробиджаном. И, тем не менее, с обручальным кольцом на безымянном пальце.

- Василий, рад вас снова видеть! У вас новая напарница?
- Привет Семен! Да, Шамиль свое отработал. Угнал Эльзу у «авиагруппы».
- Бесстрашная!
- Сём, она в реанимации работала, ей мало что страшно.
- Мне с Вами?
- Не надо, зачем мы тебя гонять будем? Закончим, все сам посмотришь.

Как только закрылся лифт, Песочников предупредил все вопросы.

- Так, мы договаривались о твоем «происхождении». Заказчик слишком денежный, демонстрировать твой стаж не надо. Присутствие этого парня необязательно. Работа достаточно простая, просьбы о скидках нам не нужны. Да и зачем его гонять сюда на костылях?

- Все поняла.
- Хорошо.
- Покажем, когда закончим.

Обедали в столовой с молодым «админом»

- Все, Семен, мы почти закончили. Сейчас еще разобьем твой массив и проверим диски поодиночке. Вам же не нужны сюрпризы?
- Конечно! Вы мне его обратно соберёте?
- Естественно, я что «пятидесятку не собирал»? Сём, мы укажем в акте – серверов теперь двое, кондиционер может не выдержать. И второй в идеале не помешает. Если единственный накроется, вашим летом вы из положения никак не выйдете. И третий провод в розетке с контуром заземления далеко не лишний.
- Давайте, у меня тоже от начальства прикрытие будет. Василий, сейчас еще один кабель до Сургута кинули, связь с «Большой землей» хорошая. Вчера звонили с Махачкалы, просили Вас перезвонить.
- Перезвоню.

Естественно разговор с Измайлычем состоялся без свидетелей и на пониженных тонах.

VI


- Василий, как у вас идут дела?
- Отлично Анвар Измайлович. Сервер работает, заказчик берет два блока питания из подкидного фонда. Сейчас проверяем диски, у меня чутье – не со всеми все в порядке.
- Что тогда сделаешь?
- Либо упрощу массив, либо уговорю взять наши диски.
- Ты, да не уговоришь?! Не верю! Как я и говорил – бери нормальную гостиницу. Но это не самое главное. Питерское казначейство уже готово пробовать собрать сеть по модемам. Решать будут на месте. Сначала районы к городскому, потом город и область к федеральному. Твои «Курьеры» мы ищем, сбиваемся с ног, но ищем. Три уже есть.

План действий такой – заканчивайте там, если согласятся на наши диски – оставайтесь еще на день, тоже с нормальной гостиницей. Лаборатория уже закончила с массивом из Череповца – как вернетесь в Москву – туда. Берите СВ.
После я отзываю Вас в Махачкалу. Пару дней обсудим конкретику – и поедете работать туда всерьез и надолго. Если Эльзе дали грамоту и выписали персональную премию – польза от нее будет. Я вас, сам знаешь, тоже никогда не обижаю. Все, удачи

Поднимаясь на технический этаж, Песочников оценил, насколько хорошо он «забросил удочку».

- Василий, у нас все нормально?
- Волшебно. Один диск я вижу уже того, мы тут поторчим сегодня и завтра, надо просить кого-то сдать билеты. А скоро, как только покончим с Череповцом нас отзывают домой за хорошее поведение, без кавычек.
- Петербург?
- Да. В СВ хорошо, но спать в нормальной постели – лучше. В Череповец тоже в СВ.

Уже в конце рабочего дня, когда Песочников отчитывался перед системным администратором, в кабинет зашла видная бухгалтерша по матчасти. Паша не мог этого не заметить, и вопрос о гостинице превратился в предложение переночевать у нее. Как только Эльза уснула, последовал недвусмысленный вопрос, за ним еще более недвусмысленное предложение. Почти просьба.

Из восьми дисков заменили четыре из «подкидухи». Следующим вечером и ночью то же самое, только все происходило без вопросов и предложений.

Автор: Первый Смотритель

Ссылки на продолжение повести
Часть 2 - Глава 8 - Весеннее таяние: www.proza.ru

Глава 9 Воскрешение древностей и продолжение конца: www.proza.ru

Глава 10 - Лихие 30-е: www.proza.ru

Глава 11 - Самые восточные рубежи: www.proza.ru

Глава 12 - Спасение утопающих: www.proza.ru

Глава 13 - Промежуточный итог или вместо заключения: www.proza.ru

Теги: рассказ текст повесть proza.ru

© www.proza.ru

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.